Дело утопающих
Материалы выпуска
В Петербурге вручили награды героям бизнеса Решения Дело утопающих Решения Затянуть пояски Рынок Естественный отбор Инструменты Легкие на подъем Решения «Мы уже наблюдаем множество трагедий в самых разных отраслях» Компетенция
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Дело утопающих

Ожидать радикального ослабления уголовно-правового прессинга российским предпринимателям пока не стоит. Одной из главных задач бизнеса в этих условиях должна стать разработка адекватных стратегий защиты.
Фото: pixabay.com

В конце ноября президент РФ Владимир Путин подписал законопроект, вносящий поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ. Они направлены на сокращение рисков ведения предпринимательской деятельности и на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования. Однако, эксперты говорят, что радоваться изменениям пока рано. «Одно дело законы, другое — практика их применения», — отмечают юристы и предприниматели, комментируя ситуацию с уголовным давлением на бизнес, нараставшим в течение всего 2018 года.

На конференции РБК Петербург и Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАМ), посвященной защите бизнеса от такого рода угроз, руководители крупных компаний рассказали, какие правовые риски ожидают бизнес в 2019 году и какие стратегии используют петербургские предприниматели, чтобы защитить свои компании от уголовного преследования.

Надежда есть

Подписанный президентом законопроект предполагает расширение перечня преступлений, уголовные дела по которым будут прекращены в связи с возмещением ущерба. В перечень входят практически все виды мошенничества, в том числе и связанного с причинением ущерба имуществу; невыплатой заработной платы, пенсий, стипендий, пособий; присвоением авторства или плагиатом; нарушением изобретательных и патентных прав и неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Как следует из текста поправок, если преступление совершено предпринимателем впервые, и он готов компенсировать причиненный ущерб или погасить просроченную задолженность, то он вправе рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности.

Помимо этого, статья 164 УПК РФ дополняется нормой, согласно которой при производстве уголовного дела в сфере предпринимательства, запрещается применение мер, приостанавливающих законную деятельность предпринимателей, если на то нет веских оснований. В частности, речь идет об изъятии электронных носителей информации.

Впрочем, изменение законодательства не гарантирует предпринимателям отсутствие необоснованных претензий со стороны правоохранительных органов, предупреждает, старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Светлана Чиркова.

«Нововведения, направлены на формирование благоприятного делового климата и сокращение рисков ведения бизнеса и, безусловно, смотрятся оптимистично. Однако многое будет зависеть от правоприменительной практики, поскольку зачастую законы толкуются вольно, что сводит на нет созданные законодателем условия для защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования. В 2019 году сохранится рост уголовных дел, связанных с банкротством, дел о преступлениях, связанных с хищением бюджетных средств и не поступлением денег в бюджет, — говорит Чиркова.

Светлана Чиркова (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: РБК Петербург)

Правовые риски

О наличии подобных рисков, которые сохраняются вопреки законодательным гарантиям, говорили и другие участники конференции. При этом многие эксперты отметили, что практика использования уголовных дел как инструмента разрешения обычных бизнес-конфликтов стала трендом, который особенно заметен в последние годы.

«Во многом эта проблема возникла по причине того, что перестали работать корпоративные и арбитражные механизмы защиты, а также из-за низкого уровня исполнимости судебных решений. В итоге предприниматели, чтобы получить возмещение от партнеров, начинают не судиться и взыскивать убытки, а просто возбуждают уголовные дела», — отмечает старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Евгений Гурченко. По его словам, возбуждение уголовного дела — это «палка о двух концах»: если вы можете инициировать уголовное преследование контрагента, то и он, в свою очередь, может инициировать подобное дело против вас.

Евгений Гурченко (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: РБК Петербург)

Между тем в последние два года ситуация с эффективностью корпоративных и арбитражных механизмов начинает улучшаться — прежде всего, за счет совершенствования механизма привлечения к субсидиарной ответственности. Так, по данным Федресурса, к субсидиарной ответственности за 2,5 года было привлечено более 2200 лиц, отмечает Евгений Гурченко. По его словам, на фоне распространения подобной практики отмечается увеличение размера убытков, взыскиваемых с топ-менеджеров компаний.

Впрочем, наиболее эффективным средством защиты от подобных угроз является наличие у бизнеса отлаженных юридических практик работы с контрагентами и заблаговременное обеспечение интересов компании. Многие компании таких механизмов не имеют, а те, кто внедрил их, зачастую не отслеживают их выполнение. «Я уверен, что если компания проведет аналитику, то увидит большие расхождения со своей политикой. Руководство может заключить сделку с недобросовестными контрагентами, не соответствующую корпоративным стандартам, что может стоить очень дорого», — говорит Евгений Гурченко.

Не стоит ждать

Для того, чтобы снизить правовые риски, эксперты советуют предпринимателям действовать превентивно, не дожидаясь возбуждения уголовного дела.

«Крайне важна активная позиция делового сообщества: за сам бизнес проблемы никто не решит. Если в защиту компании будут выступать омбудсмен или прокуратура, если будут обращения в суд и жалобы в вышестоящие органы, то вероятность положительного результата крайне высока», — говорит управляющий партнер санкт-петербургского офиса Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Иван Смирнов.

По его мнению, позитивные изменения для бизнеса могут произойти в ближайшей перспективе. «Сейчас наблюдается тренд по реформированию законодательства, направленному на улучшение предпринимательского климата. Все что нужно бизнес-сообществу — не сидеть сложа руки и быть проактивным, предлагая новые инициативы и поддерживая позитивные изменения», — резюмирует Смирнов.

Иван Смирнов (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: РБК Петербург)

Кормовая база

Впрочем, угрозы для бизнесменов исходят не только от контрагентов. Как отметили участники конференции, общее ухудшение экономической ситуации и сокращение числа игроков в большинстве отраслей привело к тому, что бизнес, как считают многие предприниматели, стал объектом системного рэкета со стороны представителей государства.

«Сегодня любой бизнес находится в серьезной зоне риска. «Кормовая база» сокращается — и государство пытается решить свои проблемы за счет бизнеса. Аналогичная ситуация была в Грузии в 2008-2010 годах, когда в условиях отсутствия финансового и человеческого ресурса, Михаил Саакашвили занялся чуть ли не государственным рэкетом, который начинался с очень крупных компаний и потихонечку за 2-3 года дошел до уровня аптек и небольших магазинов», — говорит Виктория Шамликашвили, инвестор Hotel Indigo St. Petersburg-Tchaikovskogo.

Виктория Шамликашвили (Hotel Indigo St. Petersburg-Tchaikovskogo) (Фото: РБК Петербург)

По словам Шамликашвили, у российских предпринимателей сегодня достаточно объективных поводов для недоверия к госорганам. Бизнесмены убеждены, что «прокуратура с человеческим лицом — явление экзотическое», а суды по одному и тому же делу выносят разные решения.

Основанием для претензий зачастую является неадекватно жесткое законодательство, отмечает владелец отеля «Гельвеция» Юнис Теймурханлы. Например, гостиничный бизнес, по его словам, находится под пристальным наблюдением миграционной службы — и поэтому попадают под регулярные проверки. При этом штраф за каждое нарушение требований составляет 400 тыс. руб. «Если приехала семейная пара, и предположим у мужа ошибка в номере паспорта, а у жены — в миграционном уведомлении, то мы потеряли сразу 800 тыс. руб.», — приводит пример Теймурханлы.

Юнис Теймурханлы (отель «Гельвеция») (Фото: РБК Петербург)

По словам отельера, из-за того, что в гостиничном бизнесе крупных игроков не много, а ассоциация отельеров и рестораторов не имеет большого влияния, интересы отрасли перед государством никто не защищает. Каждому приходится действовать «в силу своих возможностей и отбиваться самому».

О рисках работы в строительной отрасли рассказала генеральный директор группы компаний «ГЕОИЗОЛ» Елена Лашкова. По ее словам, даже если соблюдать все правила игры на рынке, у бизнеса все рано есть угроза попасть под «государственный рэкет».

«Даже если вы — белый и пушистый зайчик, который хорошо себя ведет, и думаете, что волки вас не съедят, то ошибаетесь. К вам придут, потому что вы крупный, потому что с вас можно взять, потому что кого можно сожрать, уже сожрали, а вы остались на виду. Я тот зайчик, к которому пришла налоговая с доначисленным налогом с НДС и штрафом за субподрядчика нашего подрядчика— дойдя до третьего-четвертого колена. Мне, чтобы найти эту «фирму-помойку», нужно иметь такую службу безопасности, которой нет у государства. Но у нас не один подрядчик, отследить внутреннюю кухню каждого из них просто невозможно. Было бы правильно, чтобы налоговые и правоохранительные органы занимались непосредственным нарушителем закона. Мы работаем в правовом поле, мы никуда не уедем и не убежим. У нас бизнес в России, и мы хотим строить открытые отношения и цивилизованный диалог с государством», — рассказывает Лашкова. По ее словам, сегодня в России расцвел настоящий подпольный бизнес «решателей», которые, используя недобросовестные механизмы, оказывают услуги по устранению конкурентов.

Елена Лашкова (ГК «ГЕОИЗОЛ») (Фото: РБК Петербург)

Методы есть

Тем не менее, как отметили участники дискуссии, способы борьбы с необоснованным уголовно-правовым преследованием все же существуют.

Так, по мнению советника Уполномоченного по правам предпринимателей в Петербурге Евгения Кононова, бизнесменам следует обращаться в прокуратуру или к омбудсмену, как только они понимают, что проводимая проверка незаконна. «Когда уголовное дело возбуждено, приостановить его практически невозможно. У нас процент оправдательных приговоров не больше 1,5. Это не говорит о не качественной работе со стороны защиты, это говорит, что есть проблемы в правосудии», — утверждает Кононов.

Евгений Кононов (аппарат Уполномоченного по правам предпринимателей в Петербурге) (Фото: РБК Петербург)

Иностранные компании для снижения подобных рисков требуют от своих сотрудников и партнеров строгого соблюдения принципов бизнес-этики, рассказывает исполнительный директор Петербургского представительства Американской торговой палаты в России Мария Чернобровкина. Существует система комплаенс-контроля, которая подразумевает под собой соответствие каким-либо внутренним или внешним требованиям — законодательству, нормативным документам, правилам надзорных органов, отраслевых ассоциаций, кодексов поведения. Она работает как система сдержек и противовесов, когда осмотрительность одной организации поддерживается осмотрительностью другой, поясняет Чернобровкина.

Мария Чернобровкина (Американская торговая палата в России) (Фото: РБК Петербург)

О результатах применения этой стратегии рассказал глава правового департамента компании Danone в Северо-Западном округе Дмитрий Шин. «Мы требуем, чтобы наши контрагенты соблюдали некий кодекс добросовестных практик. Таким образом мы контролируем своих партнеров, следим, чтобы они добропорядочно вели бизнес и соблюдали принципы осмотрительности», — говорит Шин. По его словам, такая практика одинаково полезна как для международных компаний, работающих в России, так и для отечественных игроков. Помимо соблюдения корпоративного кодекса добросовестных практик, участники конференции отметили важность знания законов.

«В нашем случае проверок меньше, потому что мы предпринимаем превентивные действия, стараемся быть заранее информированными и подготовленными», — рассказывает директор по правовым вопросам Группы «Эталон» Виктория Цытрина. Однако она отмечает, что даже при соблюдении этого принципа риски необоснованных претензий со стороны государства остаются.

Для того, чтобы их минимизировать, компаниям нужно строить работу максимально просто и прозрачно, не используя никаких схем. «Вместе с тем, законы о строительстве становятся объемнее, и могут быть истолкованы как угодно. Мы стараемся следить за практикой правоприменения, чтобы в работе компании не было двусмысленности и неоднозначности», — делится опытом Виктория Цытрина.

Виктория Цытрина (Группа «Эталон») (Фото: РБК Петербург)

С одной стороны, как отметили участники дискуссии, изменения законодательства можно считать позитивным сигналом для бизнеса. В сочетании с продуманными стратегиями правовой защиты, это должно привести к снижению риска стать объектом необоснованного преследования со стороны надзорных органов. С другой стороны, ухудшающаяся ситуация в экономике создает дополнительные стимулы для регулятора ужесточать политику в отношении компаний. Все это может привести к увеличению сумм взыскиваемых с собственников убытков, росту фиктивных банкротств и уголовных дел. Единственная эффективная стратегия в такой ситуации — действовать превентивно, не дожидаясь претензий и уголовных дел.

Благодарим за информационную поддержку ЛО ТПП