Искусство адаптации
Материалы выпуска
Предприятия сохраняют кадры Инструменты Искусство адаптации Решения Оцифровать компетенции Решения Предпенсионное несоответствие Рынок Сцилла и Харибда роботизации Решения Сам себе инспектор Компетенция Женское дело – 2018: парадоксы и перспективы Решения Гонка за кадрами Рынок Обучение на опережение Инструменты Восстание машин Инновации
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска

Искусство адаптации

Петербург является лидером по трудоустройству инвалидов в России, однако пока даже половина людей с ограниченными возможностями работой не обеспечена.
Фото: Сергей Куликов/Интерпресс

До 2020 года региональные власти должны обеспечить трудоустройство 50% людей с ограниченными возможностями. При этом эксперты-работодатели уверены: нормативные акты и законы не самый эффективный способ решения поставленной задачи. Чтобы помочь инвалидам интегрироваться в рабочую среду, требуются совместные усилия бизнеса, администрации города и общественных организаций.

Трудовая арифметика

Статистика показывает, что рабочие места для инвалидов в Петербурге есть. По данным петербургского Центра занятости, 4368 человек с инвалидностью обратилось к ним с целью трудоустройства и 45% из них были трудоустроены. 243 человека с инвалидностью приняли участие в новой программе социальной занятости, стартовавшей в городе в этом году. Она помогает встраивать в рынок труда инвалидов с I и II групп в работу, в частности, в столярных, швейных, керамических, ткацких мастерских, в оранжереях и на предприятиях по изготовлению сувенирной продукции.

По данным аналитиков HeadHunter, в третьем квартале 2018 года на портале было размещено 1129 маркированных вакансий по Петербургу, на которые могли откликнуться соискатели с инвалидностью. При этом доля таких вакансий остается не очень высокой — лишь порядка 1,1% от всех вакансий в городе. Доля петербургских вакансий в общей массе составляет 6%, что почти в два раза ниже московского показателя (11%).

Также не внушает оптимизма тот факт, что с 2016 года число доступных для инвалидов вакансий неуклонно снижалось: в третьем квартале 2016 года их было размещено 1954. И только в этом году появилась пусть небольшая, но позитивная динамика — рост 170 вакансий за два квартала.

Заметим, что, вероятно, далеко не все работодатели, готовые принять на работу инвалидов, маркируют свои вакансии, так что фактически доступных для отклика может быть больше. «У нас нет «вакансий для инвалидов и не для инвалидов», и мы их не отбираем — у нас просто есть вакансии, а дальше мы смотрим, насколько претендент соответствует высокому профессиональному уровню. У нас нет никаких ограничений, кроме профессиональных», — поясняет Константин Добрынин, адвокат, партнер коллегии Pen & Paper.

Константин Добрынин (Pen & Paper) (Фото: Pen & Paper)

Также есть вакансии, для которых место жительства вообще не важно, так как работа предполагает удаленный формат. Компания «Триколор» предлагает людям с инвалидностью, например, присоединиться к команде колл-центра. «Для того, чтобы быть оператором колл-центра, по сути, нужно иметь возможность слышать, говорить, сидеть и отсутствие противопоказаний к стрессовым эмоциональным нагрузкам. При этом для немобильных граждан мы даем уникальную возможность пройти обучение и работать из дома в любой точке России», — рассказывает Анастасия Соколовская, пресс-секретарь «Триколор».

Анастасия Соколовская («Триколор») (Фото: «Триколор»)

И все же именно в Северной столице, как рассказала Ирина Кузнецова, начальник отдела занятости граждан с особыми потребностями Комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга, число трудоустроенных инвалидов самое высокое в России — более 35 тыс. На сегодняшний день в городе насчитывает порядка 96 тыс. инвалидов трудоспособного возраста, так что доля трудоустроенных составляет 37,2%. Пару месяцев назад этот показатель составлял 36%, так что здесь также наблюдается положительная динамика.

От теории к практике

Опрошенные РБК Петербург эксперты уверены, что достичь 50-процентного показателя вполне возможно. Более того — Петербургу это сделать будет даже легче, чем многим другим городам, за исключением, пожалуй, Москвы. Причина в том, что в нашем городе развиты многие отрасли, а значит выбор вакансий достаточно широк.

Так, на Ярмарке вакансий для инвалидов, которая прошла в конце октября и собрала более тысячи соискателей, предлагались порядка 500 рабочих мест — это младшие специалисты и специалисты отделов подбора персонала, логистики, отдела продаж, поддержки клиентов, менеджеры, переводчики, инженеры, упаковщики, швеи. По данным hh.ru, вакансии предлагают предприятия из таких областей, как ИТ, СМИ, маркетинг, реклама, PR, дизайн и продюсирование, строительство и недвижимость, услуги для бизнеса.

Предприятий, где инвалиды уже работают, достаточно много. Однако, как показал опрос, далеко не все готовы об этом рассказывать, даже несмотря на то, что сотрудничество проходит вполне успешно. Те же, кто рассказывают, считают, что рассказывать не только можно, но и просто необходимо, так как многие предприятия боятся брать на работу инвалидов именно из-за своей неосведомленности о том, сопряжено ли это с какими-то серьезными трудностями.

Примечательно, что у ряда компаний первопричиной найма людей с инвалидностью была вовсе не социальная ответственность или благотворительная программа, а бизнес-необходимость.

«Все началось в 2012 году, когда мы испытывали сложности с набором операторов на конвейерную линию. Мы просто не могли на рынке труда найти нужное нам количество операторов, — рассказывает Ирина Лиманская, директор по персоналу TPV Россия. — Мы опробовали разные методы поиска, и в том числе обратились в общество глухих. Это был наш первый опыт. Принятые на работу люди и сейчас прекрасно справляются. Наша практика показала, что никаких отличий от людей без инвалидности нет и по производительности труда, и по скорости обучения, и по адаптации к работе».

Ирина Лиманская (TPV Россия) (Фото: TPV Россия)

Единственная сложность, с которой столкнулись на предприятии, была связана с правилами охраны труда. На производстве есть правило, согласно которому пешеход уступает дорогу погрузчику. Водитель погрузчика подает сигнал, и пешеход останавливается, уступая дорогу. Так как данные сотрудники сигнал не слышали, пришлось придумывать, как задачу решить. «Пришла идея как-то пометить их рабочую одежду, чтобы было видно издали. Мы сомневались, не будет ли это воспринято ими плохо, не обидит ли их. Задали вопрос им самим, и их такой вариант устроил. Так что мы внесли дополнительный пункт в инструкцию водителя погрузчика: если он видит человека с такой повязкой, то должен пропускать его сам или дожидаться контакта глаз», — объясняет Ирина Лиманская.

Постепенно на предприятии появились дополнительные места. Так, сейчас развитием сайта и его администрированием дистанционно занимается сотрудник с инвалидностью.

О пользе для бизнеса говорит и Денис Сорокин, генеральный директор ООО «Ленремонт»: «Нужно понимать, что человек может получить инвалидность по совершенно разным причинам. Если при этом он ценный кадр, обладает всеми необходимыми знаниями и навыками, и еще хороший человек при этом, с какой стати я должен ему отказывать? Я сам на руках занесу талант к себе на работу! Мы работаем с 1999 года, за это время неоднократно принимали и принимаем на работу людей с инвалидностью. Недавние примеры: парень, который работает в нашей мастерской «Ленбагет», является мастером в своем деле. Или женщина с инвалидностью, работающая у нас диспетчером — она работает вообще удаленно, из Крыма, сегодня возможности IP-телефонии такие, что это не является какой-то проблемой. Также у нас работает инвалид мастером в одной из наших мастерских».

Денис Сорокин («Ленремонт») (Фото: «Ленремонт»)

В «Улыбке радуги» инвалиды работают курьерами, укладчиками товара, а также сотрудниками в офисе. «Принципы и стандарты отбора точно такие же, как и для любых других должностей. Достаточно быть честным, неравнодушным, обладать позитивным мышлением и «человекоориентированностью», — объясняет Ирина Гусакова, директор по персоналу федеральной сети «Улыбка радуги». — С какими-то особыми сложностями с трудоустройством и адаптацией людей в компании мы не сталкивались, потому что в «Улыбке радуги» эта история поддерживается на уровне руководства и корпоративной культуры. Все одинаково работают в командах, принимают участие в своих рабочих процессах».

Ирина Гусакова («Улыбка радуги») (Фото: «Улыбка радуги»)

В модном ретейле также создают рабочие места для инвалидов. «На протяжении долгого времени мы взаимодействуем с центром по трудоустройству выпускников детских домов и молодых людей с ограниченными возможностями «Работа-i». Вместе специалисты центра и MELON FASHION GROUP разработали программу сопровождаемого трудоустройства в магазины ZARINA, befree и LOVE REPUBLIC. Так, кандидаты погружаются в рабочий процесс при поддержке консультантов. Он помогает пройти собеседование, знакомит с наставником и коллективом, затем в течение года поддерживает кандидата дистанционно. Одновременно ведется работа с наставниками, директорами магазинов — специалисты «Работа-i» проводят обучение по работе с людьми с особенностями развития. Спустя время кандидаты, если они сами этого хотят, переходят в штат», — рассказали в пресс-службе MELON FASHION GROUP.

Люди с особенностями работают как в офисе, так и рознице MELON FASHION GROUP, у них есть возможность для развития карьеры — если есть мотивация и желание развиваться. Если говорить про магазины, то молодые люди, как правило, начинают со стажировки и помогают менеджерам склада. Дальше, если кандидат принимает решение работать, переходит в штат на позицию менеджера склада или консультанта. В офисе успешно работают люди с ограничением здоровья, в том числе на руководящих позициях.

«В нашей коллегии адвокатов работает девушка, студентка юрфака, и она незрячая. Ее зовут Полина Федотова, выпускница школы для слепых детей имени Грота. Она замечательный молодой специалист — уверен, что со временем из нее получится хороший адвокат. Меня познакомила с ней Диана Гурцкая, сказав, чтоб я непременно пообщался с ней и что от нее точно будет польза для адвокатской деятельности, — вспоминает Константин Добрынин. — Мы встретились, и она стала работать у нас уже на следующий день. Диана Гурцкая – это, пожалуй, один из немногих общественных деятелей, кто не только знает все о том, что надо таким людям, но и сама помогает».

Встречное движение

К сожалению, даже несмотря на наличие большого числа «историй успеха», связанных с трудоустройством инвалидов, есть ряд факторов, которые серьезно мешают этому процессу. И очень важно, что они никак не связаны с какой-либо региональной спецификой, а носят, скорее, системный характер.

Ирина Кузнецова отмечает, что успешность трудоустройства зависит и от мотивации самих людей с инвалидностью, и от заинтересованности работодателя. «Сможет ли сотрудник адаптироваться на рабочем месте, зависит от того, приобретенная инвалидность или с детства, от социального окружения, в котором рос человек, от его образования, от созданных комфортных условия для труда. Работодатели не могут все это просчитать заранее, поэтому зачастую опасаются брать инвалидов на работу, — объясняет Ирина Кузнецова. — К тому же сам инвалид также испытывает опасения: есть недоверие, страх, ведь каждое новое дело пугает любого человека. Часто есть проблемы с тем, как добраться до рабочего места. Люди волнуются, примет ли их коллектив, не будут ли к ним проявляться меры давления, вытеснения из коллектива. Эти вопросы, безусловно, волнуют всех устраивающихся на работу, но у инвалидов часто есть общая неуверенность и заниженная самооценка».

Ирина Лиманская также указывает на то, что найти сотрудников-инвалидов, которые мотивированы на работу, готовы адаптироваться и интегрироваться, не так просто. «Попадаются те, кто руководствуется подходом «мне все должны», но такие есть и среди людей без инвалидности, — говорит она. — Также работодателю не всегда понятно, как оформить инвалида на срочный проект: многих сдерживает то, что они не понимают, смогут ли законно уволить такого сотрудника».

О схожих проблемах говорит и Константин Лившиц, генеральный директор ООО «Система Забота»: «Есть три составляющих: бизнес, государство и люди, нуждающиеся в помощи. Именно государство призвано отвечать за то, чтобы инвалиды себя не чувствовали неполноценными. Я вынес для себя одно правило: не считать людей инвалидами, это просто люди с особыми возможностями. К примеру, 50-летняя женщина, которая невзирая на ампутацию верхней конечности, преподает, читает лекции — она полноценный человек. Или другой пример: в косметологическом салоне мастер по маникюру, инвалид с детства. Она прекрасно работает, у нее большая клиентура, салон за нее держится — и ее инвалидность никого не смущает».

Константин Лившиц (ООО «Система Забота») (Фото: ООО «Система Забота»)

Так что парадигму надо менять. «Верная схема такая: нужно помочь инвалиду, обучив его специальности, и помочь предприятию-нанимателю, профинансировав переоборудование. И не надо считать человека инвалидом, а если он сам себя считает таковым, то помогать ему психологически. Диалог власти и бизнеса на эту тему должен включать и самих людей с особыми возможностями. А пока что избыточный патернализм государства приводит к иждивенчеству: со стороны самих инвалидов часто бытует такое отношение, мол, мне государство все должно, а я пальцем о палец не ударю. Здесь нужна большая разъяснительная работа», — подчеркивает Константин Лившиц.

«К сожалению, у нас в стране не в полной мере создана та самая дружественная среда для людей с ограниченными возможностями, о которой заявляется. Помимо создания самой среды важна работа с людьми с инвалидностью, а именно их социализация и адаптация. Это задача, которую нельзя решить, создавая «гетто» в виде пула «специальных» предприятий. Люди с ограниченными возможностями должны спокойно и комфортно для себя и окружающих быть интегрированы в мир во всем его многообразии», — комментирует Ирина Гусакова.

«Основная проблема нашего общества как раз и заключается в таком подходе и в самом этом вопросе, когда госпредприятия считаются резервацией для людей, имеющих физические или ментальные ограничения. Скажу больше: я считаю, что термин инвалид устарел, его пора упразднить, это является стигмой, приговором человеку. Когда все общество считает, что люди с ограниченными возможностями здоровья не могут работать в обычных компаниях, находиться в социуме и не выпадать из него. Такой подход и есть диагноз нашему обществу, мы находимся в зачаточном состоянии в формировании подлинно безбарьерных взаимоотношений», — резюмирует проблемы Константин Добрынин.

Рука помощи

Весомая доля тех предприятий, где работают инвалиды, указывает на эффективную помощь со стороны Комитета по труду и занятости и Центра занятости Петербурга. Среди самых полезных эксперты называют стажировки.

«Программа стажировок, в рамках которой государство оплачивает весомую часть зарплаты сотрудника с инвалидностью и платит дополнительные деньги наставнику, который вводит его в курс дела, крайне полезна, — убеждена Ирина Лиманская. — Все люди разные. Трудоустройство инвалида требует больших душевных сил от обеих сторон, а также времени, и дополнительные деньги от службы занятости очень полезны. Кроме того, если в случае с сотрудником без инвалидности сомнения работодателя нивелируются испытательным сроком, то уволить инвалида после окончания испытательного срока гораздо сложнее — особенно психологически. Стажировка позволяет снять эту проблему и по истечении нескольких месяцев принимать взвешенное решение».

Популярность данной меры видят и в Комитете по труду и занятости: динамика положительна и по количеству стажировок, и по числу трудоустроенных после ее прохождения. Так, доля оставшихся на рабочих местах после прохождения стажировки в 2017 году составляла уже 4 2%, тогда как в 2016 году — 38%, а в 2015 году — лишь 22%.

Есть и дополнительные нюансы: именно стажировки открывают доступ на предприятия людям с I и II группами инвалидности, которым наиболее сложно адаптироваться. По данным Комитета, они составляют порядка 60% от всех участников стажировок.

Позитивно оценивается экспертами и субсидирование создания и модернизации рабочих мест для сотрудников с инвалидностью, дополнительные субсидии на профессиональное образование. Первое, кстати, нужно далеко не всегда. Как отметили некоторые эксперты, зачастую для трудоустройства инвалидов серьезных инвестиций не требуется — «достаточно бывает просто передвинуть стол», как отметил один из спикеров.

В городе есть и другие интересные инициативы. Так, существуют программы временной занятости — профессиональные «пробы» для подростков в возрасте от 14 до 18 лет. Они позволяют попробовать себя в разных профессиях и определиться с будущим. Как отметила Ирина Кузнецова, участникам таких программ потом легче адаптироваться на рынке труда — но это опять-таки полезно для любого подростка, а не только для инвалида.

Также недавно в Петербурге завершилась инициатива, связанная с субсидированием образования со стороны Комитета и крупных петербургских компаний. Это пилотный проект, аналогов которому в России нет. В его рамках инвалиды по слуху получили специальность гидов в музейных пространствах города. Прошедшие обучение уже получили дипломы, так что сделаны первые шаги, далее необходимо наладить взаимодействие с музеями, построить индивидуальные маршруты, помочь с изучением международного жестового языка, чтобы была возможность водить экскурсии для иностранных туристов.

«При выборе программ обучения должна учитываться как потребность рынка в определенных кадрах, так и положение отдельных инвалидов. Мы понимаем, что если речь про людей с тяжелыми патологиями, то надо проводить обучение дистанционно, и рассчитывать, что работа также будет удаленной, — рассказывает Ирина Кузнецова. — Особое внимание мы уделяем людям с онкологическими заболеваниями, которые могут работать из дома. У нас каждый год увеличивается число выздоровевших от онкологических заболеваний, и в период выздоровления им требуется удаленная работа. Например, мы могли бы обучить женщин мариинской вышивке, заодно восстановив историческое ремесло — оно до революции приносило огромный доход в бюджет города».

Предприятия хотели бы видеть больше помощи по сопровождению трудоустройства инвалидов — как со стороны службы занятости, так и со стороны общественных организаций. К слову, государство тоже над этим думает. До конца текущего года планируется принять поправки в закон «О занятости населения в Российской Федерации», согласно которым планируется внедрить новую для служб занятости государственную услугу — организацию сопровождаемого содействия занятости инвалидов.

А вот к потенциалу квотирования рабочих мест для инвалидов работодатели относятся скептически, указывая на то, что при закручивании гаек бизнес чаще ищет пути обхода, а не реализации новых норм. Позитивным является тот факт, что пока в городе нет намерения штрафовать за невыполнение квот, которые с этого года стали обязательными для крупных предприятий. Да и появившаяся в новой редакции законодательства о квотировании возможность замещения рабочих мест может оказать позитивное влияние. Теперь предприятие может заключить договоры с частными агентствами занятости, соглашения о создании рабочих мест в другой организации, в том числе общественной.

По данным Комитета по труду и занятости, ряд подобных соглашений уже заключен, ряд находится на стадии подготовки. Однако пока говорить о том, что данная инициатива успешна, рано: для оценки ее результативности должен пройти хотя бы год.

И все же самыми необходимыми мерами со стороны государства бизнес считает помощь в освещении успешных кейсов по трудоустройству инвалидов, их интеграции в бизнес— процессы, а также меры по психологической адаптации и обучению — но только с учетом мнения самих инвалидов.

«Мы готовы сотрудничать в этом направлении, но уверена, что мы, как и многие другие крупные компании и ответственные работодатели, просто физически не можем взять на себя полную ответственность за людей с инвалидностью, а конкретнее — за их жизнь, — говорит Ирина Гусакова о необходимости социализации инвалидов. — Это направление должно развиваться в партнерстве с государством, только так можно добиться качественного результата».