«Грузите документы КАМАЗами»: как проверяют российский бизнес
Материалы выпуска
Кадры для инжиниринга Решения «Грузите документы КАМАЗами»: как проверяют российский бизнес Рынок Идем на рекорд: Петербург готовится принять исторические матчи Решения
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Грузите документы КАМАЗами»: как проверяют российский бизнес
Участники дискуссии РБК Петербург – об охотниках за деньгами и за «звездами», российском и зарубежном прессинге и эффективном образе действий
Фото: ФНС РФ

Через 10 лет после заявления Дмитрия Медведева (на тот момент президента РФ) о том, что «хватит кошмарить бизнес», российский бизнес чувствует себя максимально «закошмаренным» за весь постсоветский период. На дискуссии «Прозрачность или тотальный контроль?», проведенной в рамках созданного РБК Петербург клуба Winner, петербургские бизнесмены рассказали о беспрецедентном росте числа проверок и давлении, которое в связи с этим испытывают бюджеты корпораций.

Каждое проверяющее ведомство имеет план по штрафам и с пустыми руками не уходит, рассказали участники. Практика частых проверок заставляет компании раздувать штаты бухгалтеров и юристов, что тоже влечет за собой финансовые потери. Бизнес уже готов больше платить государству, и его главные опасения связаны с вошедшим в повседневный оборот возбуждением уголовных дел в коммерческой сфере.

Бизнесмен — значит, виновен

«Как только в бюджете дыра, давление на нас усиливается, — объяснил ситуацию заместитель генерального директора по экономике, финансам и инвестициям ЗАО «Евросиб» Евгений Мищук. — Кроме того, что мы отчисляем большой объем платежей в казну и постоянно работаем на сбор документов для проверяющих, мы еще и выслушиваем многое в свой адрес на разборах с налоговой службой, которая априори считает нас ворами». «Наверное, абсолютно логичные действия государства с точки зрения изъятия необходимых бюджету денег являются большим промахом с точки зрения предпринимательского климата и развития экономики», — считает он.

Евгений Мищук («Евросиб») (Фото: РБК Петербург)

«Для меня в плане работы с государством все резко ухудшилось, — констатирует генеральный директор ГК «Геоизол» Елена Лашкова. — Проверок стало больше, они стали жестче. Кроме того, общение с проверяющими органами — это время, нервы и человеческие ресурсы. Для дачи разъяснений вызывают всю линейку управленцев — от генерального директора до мастера. У меня офис в такие моменты занят не подготовкой тендерной или исполнительной документацией, а написанием ответов на бесконечные официальные запросы».

Работа «в белую» не спасает, подчеркнули участники встречи. У проверяющих свои сильные мотивы — по выражению одного из предпринимателей, «кто-то гонится за деньгами, кто-то за звездочками». Руководитель практики слияний и поглощений и корпоративного права АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Агаева отмечает, что если государственные структуры заинтересуются тем или иным бизнесом, то всегда найдут какую-то зацепку: «Потому что невозможно идеально вести бизнес, всегда можно лучше». Почва для успешной работы проверяющих тем более богата, чем шире трактуется ответственность бизнесменов. В российском правовом поле он отвечает в том числе за действия чужих ему компаний.

Елена Агаева (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: РБК Петербург)

«Перед налоговой службой и правоохранительными органами мы должны отвечать не только за правильность исчисления собственных налогов, но и за налоговую дисциплину своих подрядчиков до третьего колена, — комментирует Елена Лашкова. — У нас-то все в порядке, но если у кого-то из субсубподрядчиков нашего подрядчика — нет, то мы должны заплатить за него налоги, штрафы... С НДС!». Компании пытаются реагировать на этот вызов, но предпринимаемые ими действия не могут обеспечить надежной защиты от налоговых претензий.

Елена Лашкова (ГК «Геоизол») (Фото: РБК Петербург)

«В целях более тщательной проверки контрагентов мы усилили службу безопасности, — продолжает свою мысль Елена Лашкова. — Но у нас не один подрядчик, отследить внутреннюю кухню каждого из них просто невозможно. Было бы правильно, чтобы налоговые и правоохранительные органы занимались непосредственным нарушителем закона. Мы же работаем в правовом поле, мы никуда не уедем и не убежим, и заинтересованы в цивилизованном диалоге с государством».

Участники клуба Winner, соглашаясь с ней, подчеркнули сложность сегодняшних взаимоотношений с налоговыми органами. По их словам, условия, при которых в состав участников проверки от налоговой включен оперативный сотрудник, собирающий информацию для правоохранительных органов, трудно назвать цивилизованным взаимодействием. Такие проверки превращаются в целенаправленный поиск нарушений и идут «до победного конца». Причем, если налоговая служба не прибегла к помощи правоохранителей, они могут начать поиск по собственной инициативе.

Татьяна Ножкина (АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») (Фото: РБК Петербург)

Изменения Уголовно-процессуального кодекса, принятые 10 лет назад, согласно которым обсуждать дела по налоговым преступлениям можно было только по материалам налоговой инспекции, вновь отменены. «Теперь Следственный комитет может самостоятельно, если увидит основание, выносить постановление о возбуждении уголовного дела без акта налоговой проверки», − подтверждает партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Татьяна Ножкина.

Грузовики бумаг

Бизнес не идеален, и во многих случаях проверки необходимы. Например, в области пожарной безопасности давно было нужно стимулировать компании к выполнению требований, отметили собеседники. «Такого, чтобы дали взятку пожарному инспектору и оставили пожарные выходы заваленными, проводку неисправной, и так далее, теперь не может быть, и это правильно», — сказал один из участников разговора. Другое дело, что масштаб проверки должен быть соразмерен с поводом, по которому она проводится, добавил он.

Финансовый директор ГК «КидБург» Петр Устюжанинов, в свою очередь, подчеркнул, что большинство проверок сопровождается огромным документооборотом, поэтому они могут парализовать работу на несколько дней. «Не могу пожаловаться, что нас ежедневно проверяют, но те или иные проверки проходят каждый месяц», — добавил представитель «КидБург».

Петр Устюжанинов (ГК «КидБург») (Фото: РБК Петербург)

Генеральный директор сети гипермаркетов «Вимос» Владимир Гурьев поделился случаем из практики. Однажды один из налоговых инспекторов, отвечая на вопрос о том, сколько документов предоставить, попросил предоставить все, что есть. «Весь офис неделю печатал бумаги, — рассказал Гурьев. — Мы посчитали, что нужно три автомобиля, поэтому загрузили КамАЗ. Десять грузчиков носили документы в налоговую инспекцию из этого КамАЗа». «Так мы отучили налоговую от подобных запросов», — заключил он.

«Внештатные» сотрудники ЦБ

Банковское регулирование — еще один вызов, стоящий перед бизнесом. Петербургские бизнесмены убеждены, что государство сделало банки дополнительным к вышеперечисленным ресурсом «выбивания» налогов.

«Удивительно, каким образом ЦБ умудрился превратить службы мониторинга коммерческих банков в своих внештатных сотрудников, — недоумевает Евгений Мищук. — Количество писем, которое от них поступает с требованием объяснить, например, почему клиент покупает у нас третью машину за месяц, зашкаливает. В июле-августе было просто стихийное бедствие. Банки закидали нас неофициальными письмами, вплоть до вопросов, что именно мы знаем о клиентах». «Может, партийное задание для «звездочек» было, или рейд», − предполагает бизнесмен.

Евгений Мищук подчеркнул также проблему блокировки счетов компаний, например, из-за соотношения коэффициентов выручки и уплаченных налогов, которое кому-то кажется подозрительным: «Если компания, чью деятельность банк таким образом парализовал, не находится в структуре той или иной группы, а является самостоятельным небольшим бизнесом, то она умирает сразу!».

Александр Басалыгин («Голицын Лофт» и Black Tower Entertainment) (Фото: РБК Петербург)

«Банковская система ужасна! Отсюда и стремление бизнеса любым способом увезти отсюда деньги. Но и такие попытки сейчас сталкиваются с огромными проблемами», — комментирует ситуацию управляющий «Голицын Лофт» и основатель игровой студии Black Tower Entertainment Александр Басалыгин. «С русским паспортом очень плохо вести дела за границей, особенно если у тебя там нет как минимум десятилетней истории бизнеса, — поясняет он. — Многие знакомые предприниматели в этом году начали оформлять второе гражданство, потому что осталось мало стран, где открывают банковский счет компаниям с российским учредителем, не имеющим там вида на жительство».

Международные финансовые операции, в том числе элементарный перевод денежных средств за рубеж, стали очень проблемной сферой, соглашается вице-президент Финансовой группы QBF Олег Головченко. Как он рассказал, работа с инвестиционными компаниями внутри России не вызывает никаких вопросов у проверяющих инстанций. Но как только клиент решает работать с инвестиционным подразделением зарубежного банка и пытается перевести на свой счет денежные средства из российского банка — вопросы появляются в неограниченных количествах.

Олег Головченко (Финансовая группа QBF )

«В своей работе мы каждый день взаимодействуем с кредитными организациями, и у наших клиентов не возникает сложностей, так как мы работаем в рамках российского правового поля. Однако, когда мы выступаем консультантами в общении клиента с зарубежными банками и их инвестиционными подразделениями или с инвестиционными компаниями, то сталкиваемся с большими трудностями: российские банки предъявляют к переводам за рубеж повышенные требования. Складывается ощущение, что мы имеем дело не с банком, а с нештатными сотрудниками налоговой. Например, у юридического лица могут запросить информацию о том, в каких ценных бумагах инвестиционная компания будет размещать его активы», − рассказывает Олег Головченко.

Стоять до конца

Бизнесмены отметили, что не существует универсального способа решения упомянутых правовых проблем. Есть только рекомендации, чего не стоит делать. В частности, юристы предостерегают против инициирования уголовного дела в отношении контрагента — это классический случай, когда справедлива пословица «Не рой другому яму…». Занявшись предложенным к рассмотрению бизнес-кейсом, правоохранители нередко переводят внимание на тех, кто этот кейс предложил, то есть приходят к инициатору расследования — «и ситуация выходит из-под контроля», рассказали собеседники.

Генеральный директор кондитерского объединения «Любимый край» Ирина Снегова убеждена, что единственной правильной стратегией разрешения споров с проверяющими является обращение в суд: «Это сильный аргумент, который лишний раз подтверждает, что вы уверены в правоте своей позиции и будете ее отстаивать. Он пресекает попытки произвольных обвинений».

Ирина Снегова (КО «Любимый край») (Фото: РБК Петербург)

По словам Елены Лашковой, нужно проявлять интеллект и стойкость, а других рецептов нет. «Недопустимо, чтобы в течение месяца каждую субботу, по утрам, к тебе домой приходил следователь, и в присутствии детей объяснял, что из свидетеля я могу превратиться в подозреваемую по уголовному делу, возбужденному в отношении других людей, — делится она опытом. — Поэтому, чтобы выжить в этих условиях, нужно быть сильным человеком».

Владимир Гурьев отметил, что всегда открыто отстаивал правоту своей компании в спорах с госструктурами и это помогало. «Однажды я написал письмо президенту. Понадобится — еще напишу», — отметил он. «Придется много трудиться и еще больше зарабатывать, — предложил он эффективное средство ответа на правовые риски. — Мы пережили черный вторник, черный четверг, дефолты, кризисы, санкции, и этот период переживем!».

Владимир Гурьев («Вимос») (Фото: РБК Петербург)

Некоторые гости встречи увидели позитивные аспекты в растущем административном давлении на бизнес: рынок очистится от «серых», а также просто слабых, компаний — те, кто справится с трудностями, расширят клиентскую базу и рыночную долю, поделились своими надеждами собеседники.

Беседа в ресторане Трюфельный дом Bruno стала продолжением цикла встреч прогрессивных бизнесменов за бокалом вина, организованного РБК Петербург в форме клуба Winner. Партнером встречи выступила УК QBF.