Предпенсионное несоответствие
Материалы выпуска
Оцифровать компетенции Решения Предпенсионное несоответствие Рынок Сам себе инспектор Экспертиза Женское дело – 2018: парадоксы и перспективы Решения Массовый подбор кадров: началась качественная оптимизация Решения Гонка за кадрами Рынок Курс на сближение Экспертиза Обучение на опережение Инструменты «Наша задача — нанимать «своих» людей» Экспертиза Престижно и современно: молодежь снова готова работать на заводах Рынок
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Предпенсионное несоответствие
Предпенсионный возраст – не помеха в трудоустройстве. Карьере в «серебряном возрасте» будут мешать неэффективность и низкая квалификация.
Фото: Виктор Бартенев/Интерпресс

Введение уголовной ответственности за необоснованный отказ в приеме на работу «предпенсионера» или его увольнение не заставит петербургских работодателей изменить отношение к сотрудникам старшего возраста. Участники организованного РБК Петербург круглого стола «Предпенсионный возраст: есть ли поле для госрегулирования?» уверены, что эйджизма в их компаниях нет, компетентным и эффективным сотрудникам старшего возраста ничто не угрожает, а «кнут» со стороны государства лишь прибавит бумажной работы специалистам по кадрам.

За пределами статистики

По данным исследования HeadHunter, в Петербурге на долю соискателей в возрасте 45-55 лет в настоящий момент приходится 10% резюме, старше 55 лет — 3%. По статистике «Центра занятости населения Санкт-Петербурга», среди ищущих работу доля предпенсионеров составляет порядка 10%.

При этом, как рассказала Екатерина Скляренко, руководитель отдела маркетинга по Северо-Западу HeadHunter, есть позитивные факторы, свидетельствующие об изменении отношения работодателей к соискателям старшего возраста. В частности, если пять лет назад на долю приглашений на собеседования кандидатов старше 45 лет в России приходилось лишь 3% от их общего количества, то в первом полугодии 2018 года этот показатель составил уже 9%. Как отметили участники дискуссии, в штате их компаний есть сотрудники и предпенсионного, и пенсионного возраста.

Екатерина Скляренко (HeadHunter) (Фото: РБК Петербург)

И все же даже позитивная динамика не означает, что проблем с трудоустройством предпенсионеров нет. Чем старше человек, тем дольше он ищет работу, свидетельствует статистика HeadHunter. Если в возрасте до 25 лет за неделю работу находят 32% соискателей, то в возрасте старше 45 — лишь 9%. Количество же приглашений на одно резюме в среднем у соискателей 45+ составляет 1,8, тогда как в возрасте 18-24 года — 5,5. Не удивительно, что две трети соискателей оценивают возраст как минус при приеме на работу.

По мнению экспертов, уже в ближайшем будущем ситуация может ухудшиться — по крайней мере в отношении статистики точно. «Сейчас мы готовимся к изменениям в законодательстве, которые произойдут после первого января, — рассказывает Юлия Горохова, директор Санкт-Петербургского центра занятости населения. — С 2019 года изменится размер пособия по безработице: для людей предпенсионного возраста оно составит 11280 рублей, поэтому мы понимаем, что будет и рост числа безработных этой категории как минимум по финансовым причинам. При этом появятся целевые программы по профессиональному обучению и переобучению людей предпенсионного возраста. Пока планируем переобучить 1800 человек, но окончательная ясность по объемам, программам и порядку оказания этой услуги появится после Нового года».

Юлия Горохова (Центр занятости населения Санкт-Петербурга) (Фото: РБК Петербург)

Плюс на минус

Сами работодатели возраст помехой для приема на работу не считают, более того — многие видят у возрастных соискателей больше плюсов, чем минусов. «Люди пенсионного возраста уже вырастили детей и хотят работать. Если они квалифицированы, то они выполняют свои обязанности очень эффективно. Им не нужно уходить раньше, чтобы отводить детей на кружки — это однозначный плюс возраста. К тому же у них огромный опыт — и жизненный, и профессиональный, — объясняет Виктория Тихонова, директор филиала «ВЕСТ КОЛЛ СПб» АО «ЭР-Телеком Холдинг». — В нашей технологичной компании они прошли путь от дискового телефона до облаков, поэтому ум у них очень гибкий, они готовы искать решения не по одной ветке, а по трем-четырем. Кроме того, они чаще всего жизнерадостны и очень позитивны, что создает хорошую атмосферу».

Виктория Тихонова («ВЕСТ КОЛЛ СПб») (Фото: РБК Петербург)

Однако речь в данном случае идет преимущественно о тех, кто уже работает в компании. С соискателями же возникают некоторые трудности. «Обратная сторона медали есть, — говорит Виктория Тихонова. — Часто устраиваться приходят те, кто, просидев дома с детьми и внуками, без опыта работы хочет получить сразу высокую зарплату и серьезную должность, то есть фактически требует деньги за возраст, серьезно переоценивая свою стоимость на рынке. Их мы, естественно, не берем».

Любовь Васильева, директор по развитию персонала «Полис. Euromed Group», рассказала, что компания готова брать на работу врачей и медсестер любого возраста с соответствующей квалификацией. «Мы не смотрим на возраст, главный критерий для нас — наличие профессиональных компетенций, — отмечает эксперт. — Если врач обладает огромным багажом знаний, а медсестра — навыками, мы их готовы трудоустроить. Единственный нюанс, с которым мы сталкиваемся у возрастных соискателей, это отсутствие компьютерной грамотности. И это для нас проблема».

Любовь Васильева («Полис. Euromed Group») (Фото: РБК Петербург)

Еще один минус — незнание английского языка, который во многих компаниях стал обязательным. Представители старшего поколения зачастую английским не владеют.

Золотой запас

Рынок труда за последние годы сильно изменился, стали востребованы рабочие специальности. Вызвано это бумом высшего образования в 90-е годы. «За последнее десятилетие сложилась ситуация, что ценность работников со средним специальным образованием снижалась. Дефицит рабочих людей стал ощущаться на многих предприятиях. И поэтому на сегодняшний день есть те предприятия, для которых предпенсионеры — это «золотой запас», носители компетенций, которых у молодежи просто нет. К примеру, Невский завод, учитывая производственную загрузку на несколько лет вперед, а также для обеспечения своевременного выполнения заказов на производственной площадке уже в этом году увеличил свой штат почти на 200 человек, и далеко не всем сотрудникам далеко до пенсии. Средний возраст работающих на производстве у нас составляет 45-46 лет, — объясняет Виктория Семенова, директор по персоналу Невского завода. — Учитывая государственную значимость и масштаб проектов, в которых задействован Невский завод, одним из приоритетов является качество выпускаемой продукции. Для достижения данного показателя необходимы многолетний опыт и высокая квалификации работников, именно это и является основными критериями при приеме на работу на наше предприятие».

Виктория Семенова (Невский завод) (Фото: РБК Петербург)

Правда, есть другие ограничения. При приеме на работу на завод необходимо пройти медкомиссию, что для некоторых предпенсионеров может стать проблемой. Но даже в этом случае причиной отказа соискателю будет не возраст, а медицинские показания.

Статистика подтверждает тот факт, что производственные специальности у соискателей старшего возраста в приоритете. Наибольшее количество резюме соискателей 45-55 лет на hh.ru в Петербурге сейчас приходится на такие сферы, как продажи, транспорт, производство, бухгалтерия и административный персонал. Среди соискателей старше 55 лет лидером по числу резюме является именно производство, к которому присоединяются строительство, административный персонал, транспорт и бухгалтерия. При этом по данным Центра занятости населения люди в возрасте 50+ уходят с предыдущей работы чаще всего по собственному желанию (60,8%), по сокращению (14,2%), по соглашению сторон (11,7%).

Даже на инновационных предприятиях, работающих в сфере, которой в советское время просто не было, на производстве работают люди старшего поколения. «На производственные вакансии все больше откликается людей именно предпенсионного возраста, и мы их с удовольствием берем, так как молодежь на такие вакансии просто не откликается, — рассказывает Александра Глазкова, вице-президент по HR и PR Biocad. — Но надо понимать, что это не самый высококвалифицированный труд. Там, где требуется высокая квалификация, работают выпускники наших собственных программ. Мы бы рады взять постарше, но их просто нет — раньше и специальностей таких не было».

Александра Глазкова (Biocad) (Фото: РБК Петербург)

У Biocad есть потребность в биоинформатиках, генетиках, специалистах на стыке наук – тех, кто хорошо знает и биологию, и физику. И в основном это молодежь. «Научных сотрудников предпенсионного возраста, которые у нас работают, мы бережем как драгоценность — это те, кто по каким-то причинам в 90-е не уехали из страны и их крайне мало. Они как вино — чем старше, тем лучше. И если мы видим, что им по состоянию здоровья тяжело продолжать работать на текущей должности, то переводим в разряд преподавателей — знания в области фундаментальной науки это позволяют, да и IT-навыки благодаря этой базе они осваивают быстро», — добавляет Александра Глазкова.

Таким образом, чем выше и уникальнее компетенция специалиста, тем проще ему будет найти работу в любом возрасте. Если же такой компетенции нет, предпенсионерам будет очень сложно, уверены эксперты.

«Острота проблемы проявляется как раз в том, что есть поляризация. Есть предприятия, где таких людей ищут, они востребованы, на них делают ставку и стараются удержать, ибо если они уйдут, их некем будет заменить. Однако тем, кто не попал в данную группу, придется не только снизить свои амбиции по части своей карьеры, но и перейти в категорию работников другого уровня и сферы, резко снизив свои претензии и социальный статус», — уверена Елена Кудрявцева, доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург.

Елена Кудрявцева (НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург) (Фото: РБК Петербург)

К примеру, в столице гордятся «Московским серебряным университетом», который должен помочь тем, кто ищет новое место в старшем возрасте. Но, как отметила Елена Кудрявцева, учат в данном учебном заведении таким специальностям, как няня и рабочий зеленого хозяйства. И такое отношение эксперта беспокоит: почему те, кто раньше с детьми не работал, должен увидеть перспективу в работе няней, не ясно.

Жизнь на 10%

Для самих предпенсионеров самым значимым, безусловно, является финансовый вопрос. 82% опрошенных HeadHunter в Петербурге соискателей старшего возраста мотивированы именно желанием быть материально независимыми.

«У нас работают люди и предпенсионного возраста, и пенсионного. Они работают потому, что не готовы жить на те деньги, которые будут получать от государства, — убежден Андрей Федоров, генеральный директор «Рэйдикс». — В нашей отрасли зарплаты высокие, и 11 тысяч — это 10% от среднего дохода того, кто у нас работает. Мы не выгоняем тех, кто эффективен, поэтому за все время был лишь один случай, когда человек ушел на пенсию. Сейчас в штате есть те, кто приближается к пенсионному возрасту — они не планируют уходить».

Андрей Федоров («Рэйдикс») (Фото: РБК Петербург)

Хотя работодатели не всегда готовы вкладывать средства в переобучение людей старшего возраста, чтобы от обучения был реальный эффект, бизнес может и должен принимать участие в программах переобучения, финансируемых государством. «Для работодателя оплата переобучения — это инвестиции, которые должны окупаться, приносить компании доход и прибыль, — поясняет Наталья Кузнецова, директор по маркетингу ЦНТИ Прогресс. — Конечно, на многих мероприятиях работодатели будут говорить, что осознают социальную значимость таких программ и готовы в них инвестировать, но наша статистика свидетельствует, что обучающийся у нас контингент — а это 11-12 тыс. человек в год — в последнее время только молодеет. Если лет 20 назад средний возраст обучаемых был около 50, то сейчас это 32-35 лет. Работодатель, вкладываясь в обучения персонала, делает выбор в пользу тех людей, которые готовы отдать компании еще 3-5-7 лет своей жизни».

Наталья Кузнецова (ЦНТИ Прогресс) (Фото: РБК Петербург)

Между тем примеры такого сотрудничества уже есть. Например, программами опережающего обучения воспользовался целый ряд петербургских предприятий. «Невский завод», к примеру, в рамках этой программы обучил более тысячи сотрудников.

Избирательное обучение

В связи с этим перед службами занятости стоит серьезная задача — найти баланс между потребностями работодателей, желаниями и возможностями предпенсионеров и бюджетным финансированием. То, что решить ее будет непросто, не вызывает сомнения. Эксперты со стороны бизнеса уверены, что по ряду перспективных направлений переобучение не позволит людям старшего возраста полноценно конкурировать на рынке труда, поэтому нужно очень серьезно подойти к выбору направлений обучения для людей старшего возраста.

Пример — IT-специальности. Андрей Федоров заметил, что конкурировать с молодыми программистами, которые воспитаны на IT, старшее поколение не сможет. Отказывать им в связи с возрастом никто не будет, но «входных» тестов они просто не пройдут. Правда, и в IT-компаниях есть должности, не требующие глубокой компетенции. Виктория Тихонова среди возможных направлений называет продажи.

Петербургский Центр занятости так видит перспективы решения задачи: «Мы при необходимости переобучения будем ориентироваться на те запросы, с которыми к нам будут обращаться работодатели. К примеру, мы будем запрашивать информацию о том, касается ли высвобождение людей предпенсионного возраста, чтобы сразу включать их в программу переобучения. Чтобы ускорить процесс, информацию мы будем запрашивать в электронном виде, а не на бумаге. Пример повышения квалификации или переобучения сотрудников под запрос работодателя у нас есть — это опережающее обучение. В эту программу вступают предприятия, которые проводят модернизацию производства, реализуют инвестиционные проекты. Вместо того, чтобы сокращать персонал, и искать на открытом рынке специалистов необходимой квалификации работодатели через службу занятости учат своих сотрудников необходимым компетенциям», — рассказала Юлия Горохова.

Кроме переобучения Центр занятости помогает людям разных возрастов адаптироваться на рынке труда, специалисты учат правильно составлять резюме, проходить собеседование. Эксперты согласны, что это важно ведь многие даже компетентные соискатели просто не умеют грамотно преподнести себя работодателю и теряют в стоимости на рынке труда, возможно, целесообразно было бы заменить переобучение адаптацией и психологической поддержкой предпенсионеров, так как с повышением квалификации внутренние университеты справляются сами. Центр занятости проводит такую работу и готов сотрудничать с работодателями по этому направлению.

Кнут и пряник

Как показала дискуссия, к ужесточению регулирования кадровых вопросов бизнес относится, мягко говоря, скептически. Существующие уже запреты и так не позволяют писать в вакансиях желаемый возраст. Кадровые службы и агентства теперь вынуждены делать больше работы, отбирая соответствующих требованиям работодателя кандидатов. Вполне вероятно, с новыми ограничениями будет также.

Конечно, без некоторых опасений не обошлось. «Главный запрос от работодателей, который задавался в первое время после пенсионной реформы, был связан с тем, как обезопасить себя. Люди начали бояться своих же сотрудников, — поясняет Милана Джиджоева, генеральный директор компании «Сотер». — В компаниях есть те, кто достиг определенного возраста и стал пассивным и не представляющим пользу работником, но уволить его по закону теперь нельзя. Есть и достойнейшие люди в возрасте, которые выполняют свою работу качественно, с полной отдачей и ответственностью, никогда не скандалят, но теперь работодатели начали бояться и их. Понятно, что ситуацию необходимо менять и прежде всего государству надо начать вести диалог с бизнесом. Надо не пугать уголовной ответственностью за увольнение сотрудников предпенсионного возраста и карательными мерами, а показывать позитивные кейсы, создавать налоговые послабления для бизнеса — допустим, разрешить часть налогов перераспределять на переквалификацию. И, конечно, необходимо работать над имиджем людей предпенсионного возраста — подсвечивать тех, кто успешен и эффективен, кто смог адаптироваться и приспособиться к новым условиям. Сейчас предприниматели в ярости, из-за того, что их фактически принуждают в таких сложных экономических условиях, когда вопрос эффективности каждого члена команды — это вопрос выживаемости компании, идти на уступки государству и, чтобы не нарушить закон, оставлять сотрудников, не приносящих компании пользу».

Милана Джиджоева («Сотер») (Фото: РБК Петербург)

И все же большинство экспертов уверено, что даже уголовная ответственность не является самым эффективным решением. Конечно, работодателям не хотелось бы, чтобы были злоупотребления и шантаж со стороны людей определенной возрастной категории. Нивелировать проблему могут должностные инструкции.

Хорошо иметь дело с законопослушными работодателями, но как отмечают в Центре занятости специалисты видят и обратную картину, когда на ярмарки вакансий или в агентства занятости за трудоустройством обращаются люди, столкнувшиеся с отказами по разным причинам, поэтому принимаемые государственные программы скорее будут эффективны. На рынке труда ощущается некий дисбаланс: есть соискатели которые образование получили еще в советские времена, учились на одни профессии, получили определенную квалификацию и сейчас не восстребованы, им и необходима помощь в первую очередь.

Но все же основная идея, которую высказывали практически все участники дискуссии, напоминает лозунг из «Двенадцати стульев»: «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Каждый должен заранее думать о том, будет ли он ценным для работодателя в будущем.

«Все строится на изначальной жизненной позиции. Либо все тебе должны, либо ты сам себе должен. Если ты живешь по первому принципу, то и в 20, и в 60 лет ты будешь мало востребованным специалистом», — говорит Ольга Ушакова, директор ЦНТИ Прогресс.

Ольга Ушакова (ЦНТИ Прогресс) (Фото: РБК Петербург)

«Мы будем вынуждены работать на пенсии, и перед каждым из нас встанет вопрос — применима ли будет наша квалификация в зрелом возрасте, сможем ли мы удержаться среди молодых специалистов. И о своем профессионализме надо думать заранее», — резюмирует Любовь Васильева.