Телекоммуникационное наследство
Материалы выпуска
Телекоммуникационное наследство Экспертиза Такое не окупается Решения Нечемпионская скромность Инструменты Хлеба и зрелищ: перезапуск Рынок
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Телекоммуникационное наследство
Технический директор Северо-Западного филиала компании «МегаФон» — о том, зачем нужна была телеком-инфраструктура ЧМ-2018 и что с ней будет дальше.
Фото: МегаФон

Накануне чемпионата мира по футболу в России было немало опасений, касающихся в первую очередь работоспособности строящихся на тот момент объектов и целесообразности сделанных инвестиций. Сейчас, по прошествии нескольких месяцев после финального свистка, можно подводить итоги и говорить о дальнейшем использовании созданных к ЧМ-2018 объектов. О том, насколько оправданными оказались инвестиции в телеком-инфраструктуру в Санкт-Петербурге и каково будет ее применение в будущем, рассказывает Андрей Звонаренко, технический директор Северо-Западного филиала компании «МегаФон».

— Чемпионат мира по футболу прошел — время подводить итоги. Действительно ли наблюдались повышенные нагрузки на сеть не только в районе петербургского стадиона, но и в других локациях?

— Да, повышенные нагрузки были, но это было прогнозируемое увеличение. Мы наблюдали довольно значительный рост трафика и активности абонентов в тех локациях, которые определили в FIFA и в которых мы должны были обеспечить качество услуг связи на том уровне, который прописан в контракте. Кроме того, зная модель потребления трафика абонентами, мы спрогнозировали увеличение нагрузок еще в целом ряде зон. Там «МегаФон» заблаговременно расширил сеть, построил новые сооружения связи, в том числе в фан-зонах.

— Абоненты так предсказуемы? Или речь идет о тех локациях, которые дают пиковые нагрузки и в другие праздники?

— Прогнозирование — непростая задача. Но в «МегаФоне» за 25 лет работы накоплен грандиозный опыт, так что мы проводили превентивные мероприятия по расширению, и в 99% случаев неожиданностей и сюрпризов не было. К тому же мы проверили инфраструктуру еще во время Кубка Конфедераций в 2017 году, у нас большой практический опыт по оперативному расширению сети.

— Остается один процент, значит, все-таки форс-мажоры были?

— Это жизнь, случается всякое. Например, когда шел один из матчей, в Петербурге резко испортилась погода: на берегу Финского залива начался шторм. Все службы города оперативно устраняли проблемы, правда в одной локации вне зоны ЧМ пропало электричество из-за падения дерева на провода. Несмотря на это находящаяся там базовая станция работала на аккумуляторах и передвижных электрогенераторах, сервис предоставлялся — мы умеем с этим работать.

— Но ведь и сам стадион находится в сложном с точки зрения погодных условий месте — там постоянные ветра, частые штормовые предупреждения. Это отразилось на архитектуре сети?

— У нас с НЦИ и госкорпорацией «Ростех» подписан контракт, в котором обозначаются показатели SLA для доступности сервисов. В нашем случае, этот уровень достиг 99,99%. Это означает, что максимальное время простоя составляет 4 минуты в месяц — не больше. Исходя из этого, мы и строили сеть.

Сеть строилась со 100-процентным резервированием как по пассивному, линейному оборудованию, так и по активному. Решения по прокладке, обеспечению электропитания и размещению оборудования были выполнены так, чтобы никакие погодные условия не могли повлиять на их работоспособность. Так что ветер и даже шторм были не страшны: на ЧМ сеть отработала с доступностью 100%.

— Если про подготовку сети на стадионе сказано много, то о ситуации в городе в целом много не говорили. Было ли сделано что-то в рамках подготовки к ЧМ на территории Петербурга?

— Конечно, мы выполняли расширение действующей сети и в других местах. Например, мы понимали, что после матча Россия — Египет будет много болельщиков на Невском проспекте. Мы использовали новые технологии, чтобы обеспечить людей комфортной связью в кафе, которые находятся на цокольных этажах, — развертывали дополнительные базовые станции LTE, направленные на эти точки.

— Эти станции там остались, или такие точечные решения «свернули» после окончания ЧМ?

— Были базовые станции, которые мы разворачивали исключительно для нужд оргкомитета ЧМ-2018, — вот их мы убрали. Те базовые станции, которые обслуживают кафе и другие места скопления людей, мы убирать не планируем.

ТРАНСПОРТНЫЙ ТЕЛЕКОМ

— Проводилась ли подготовка сети к ЧМ в районах крупных транспортных артерий?

— Был проведен ряд мероприятий по улучшению качества покрытия и емкости сети на автодорогах в соответствии с уровнем загрузки автомагистралей, ведущих в город. Наиболее загруженными являются трассы «Скандинавия» и Москва — Петербург. Дополнительно мы проводили работу и по всем другим въездам в город. В частности, мы оптимизировали сети на всех вокзалах, значительно улучшили покрытие, особенно на Московском вокзале. Заблаговременно построили сеть в новом терминале аэропорта Пулково — в зонах прилета и вылета.

Кроме того, мы запустили телеком-сеть на «Новокрестовской» одновременно со сдачей станции метро строителями. Это первый случай, когда пассажиры заходят на только что открытую станцию метрополитена, а там уже есть связь.

— А когда начали работу на «Новокрестовской»?

— Оптические линии связи мы строили заранее — за месяц-полтора. Также заранее проводили работы по проектированию, согласованию, экспертизам. А вот монтировали оборудование в течение последних двух недель. Так что строились мы вместе с метростроителями — когда начались отделочные работы, мы параллельно проложили свои кабели и антенны. Это первый подобный опыт, но он был очень важен для нас. На «Беговой» мы включились уже в штатном режиме, чуть позже. В этом есть весомая заслуга администрации города, которая активно нам помогала. Успешное партнерство бизнеса и госсегмента дает позитивные результаты.

ЭПОХА АПЛИНКА

— Были ли поставлены какие-то рекорды на сети в период проведения ЧМ?

— Мы побили абсолютный рекорд и по голосовому трафику, и по трафику передачи данных. Болельщики очень активно пользовались нашей мобильной сетью. Если смотреть на цифры, то весь ЧМ — это рекорд по трафику. Так, если на ЧМ в Бразилии было прокачано около 50 терабайт, то в России уже более 500 терабайт. Но надо смотреть на ситуацию объективно. Все предыдущие чемпионаты проходили в других условиях: телеком был на другом уровне развития, как и пользовательское оборудование и приложения. За последнее время появились новые сервисы, изменился профиль потребления абонентами трафика — все вместе сыграло свою роль.

Сеть справилась с нагрузками, это индикатор готовности нашей инфраструктуры предоставлять доступ к высокоскоростным сервисам, идущим от абонента, даже если речь идет о блогерах, которые пользуются камерой с суперразрешением.

— Много ли роумеров было зарегистрировано в сети «МегаФона»?

— Много, но также многие покупали местные SIM-карты. Мы сделали специальное предложение для таких абонентов. И, кстати, были отличия по профилю потребления роумеров в зависимости от страны. Наиболее активными в передаче данных были абоненты из США.

— Профиль потребления абонентов на домашних матчах «Зенита» и на ЧМ одинаков? Ведь по количеству зрителей локальные матчи — по крайней мере на петербургском стадионе — не сильно уступают матчам мундиаля.

— Отличия есть, но не значительные. Абоненты все активнее потребляют интернет-трафик — для нас понятна эта динамика. Они также пользуются сервисами, связанными со стримингом. Единственное отличие — на локальных матчах аплинк пока не перешагнул порог в 50%. Видеоконтентом абоненты делятся менее интенсивно, чем на чемпионате мира.

— Почему?

— На чемпионате мира больше событий, знаковых моментов, которые бывают редко — может, у кого-то всего раз в жизни. Поэтому и активность в видео— и фотосъемке больше, чем у тех, кто регулярно ходит на матчи «Зенита».

СУДЬБА СЕТИ

— Какова судьба телеком-инфраструктуры в районе стадиона? Не избыточна ли она?

— Мы строили постоянную инфраструктуру, а не временную. Более того, я пока не знаю решений, позволяющих развернуть сеть на 50 тысяч абонентов на три часа, а потом ее свернуть также быстро. В случае с чемпионатом мобильные решения, которые мы разворачиваем, к примеру, на крупных фестивалях, не помогут. Петербургский стадион — сооружение, где телеком-инфраструктура по размеру сопоставима с сетью города Всеволожска. Но при этом необходимо другое техническое решение. И я уверен, все, что мы сделали — сделали не зря.

Ведь если где-то появляется автомобильная или железная дорога, то в этом регионе начинается развитие. В случае с телекомом то же самое. Если мы обеспечили связь вокруг стадиона, в Парке 300-летия и других объектах, люди в этих локациях начинают пользоваться услугами связи более активно. Но город, министерство и другие организации наполняют стадион жизнью, он многофункционален и будет все более активно использоваться, наша сеть к этому готова.

— Были ли извлечены какие-то уроки? Пригодится ли полученный опыт, или это разовое событие, про которое можно забыть, так как мероприятий такого масштаба в ближайшее время не предвидится?

- «МегаФон» за последние лет 10 был реализовал ряд серьезных проектов мирового масштаба — саммиты, летняя Универсиада 2013 в Казани, зимние Олимпийские игры 2014 в Сочи, Кубок Конфедераций, чемпионат мира. Все они отличаются друг от друга, но дают нам многое. В случае с ЧМ-2018 новым было то, что усилия пришлось сосредоточить не в одном регионе, а сразу в большом количестве городов. Также надо было обеспечить связью сообщение между городами, принять много роумеров. Именно масштабность проекта дала положительный эффект. Мы подтвердили для себя, что умеем справляться с такими вызовами.

— Каковы на данный момент основные направления развития сетевой инфраструктуры «МегаФона» в Северо-Западном регионе и в Петербурге в частности?

— Развитие сети — постоянный процесс. План технического развития сети на данный год утвержден, темпы строительства и развития по сравнению с прошлым годом мы только наращиваем. Нам надо постоянно вести работу над тем, чтобы предоставлять абоненту больший набор услуг. Приходят новые технологии, новые услуги и сервисные «фишки», и сеть к этому нужно готовить. К примеру, перед ЧМ мы полностью обновили оборудование радиосети, в Петербурге были заменены мобильные коммутаторы. Сейчас этот процесс охватит и Северо-Запад.