Цифрового будущего, возможно, не будет
Материалы выпуска
Цифрового будущего, возможно, не будет Экспертиза «Индустрия 4.0» без предрассудков Решения Инфраструктурная готовность: какие технологии изменят жизнь россиян? Инструменты «Если вы придумали идею, меняющую мир, перестаньте о ней рассказывать» Инструменты Андрей Голов: За ненадлежащую защиту объекта КИИ могут посадить в тюрьму Экспертиза Угрозы государственного масштаба Инструменты Защита vs развитие: как системе ИБ не отстать от прогресса Экспертиза Технологические вызовы: не приговор, а сигнал к действию Рынок Информационная безопасность: на шаг впереди Решения
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Цифрового будущего, возможно, не будет
Эксперты считают, что цифровая трансформация промышленных предприятий встречается в России со слишком серьезными трудностями.
Фото: Сергей Куликов/Интерпресс

Реализация программы «Цифровая экономика» в России должна привести к прорыву во всех отраслях экономики. В том числе, цифровая трансформация производств должна привести к повышению их эффективности и конкурентоспособности на мировой арене. Однако многие эксперты уверены, что в нашей стране применяется неверный подход к цифровизации предприятий, поэтому и светлого цифрового будущего у заводов и фабрик может не быть.

На промышленности сэкономят

Бюджет российской программы «Цифровая экономика» превысит 3,5 трлн рублей, однако есть в ней явные аутсайдеры. Так, направление «Цифровая промышленность», по проекту программы, получит лишь 66,3 млрд руб. Для сравнения: на «Цифровой транспорт и логистику» уйдет более 260 млрд руб. Конечно, окончательный бюджет программы еще не утвержден, так что в финале суммы на отдельные направления могут увеличиться, но вряд ли «Цифровой промышленности» стоит на это рассчитывать.

Между тем, производственные компании сейчас находятся в ситуации, когда требуются, по всей видимости, радикальные шаги. Так, в 2017 году российское машиностроение, по подсчетам РИА Рейтинг, увеличило выпуск продукции на 3,4%, но в 2016 году, по отношению к которому фиксируется рост, во многих сегментах отрасли наблюдался многолетний минимум выпуска продукции. С 2013 по 2016 год в машиностроении наблюдался спад производства. Если сравнивать с 2012 годом, когда наблюдались более высокие темпы роста, то 2017 год проигрывает по всем параметрам.

При этом машиностроительные производства находятся, мягко говоря, в технологическом упадке. «Деградация производственных фондов проявляется как в сокращении общего парка станков, так и в увеличении доли физически изношенного оборудования (станки возрастом более 20 лет). То есть снижение количества станков не компенсируется ростом производительности оставшихся, — подчеркивают эксперты J’son & Partners Consulting в исследовании, посвященном цифровизации российского машиностроения. — Так, средний возраст производственного оборудования в российском машиностроении превышает 20 лет, что определяет высокий средний уровень его физического износа — около 45% парка станков и другого промышленного оборудования полностью физически изношены и должны быть выведены из эксплуатации».

Однако от отечественных производственных компаний государство ожидает многого, и прежде всего это касается ОПК. К 2025 году такие предприятия должны довести долю конкурентоспособной продукции гражданского назначения в общем объеме выпускаемой продукции до 30%, а к 2030 году — до 50%. Текущий уровень — 16%. Цифровизация, видимо, должна стать тем сверхэффективным лекарством, которое, действуя очень быстро, сделает отечественное производство конкурентоспособным и выведет из кризиса.

«Применительно к России можно говорить о том, что преимущества от цифровизации прежде всего получат традиционно развитые у нас отрасли — нефтегазовая промышленность и связанная с ней перерабатывающая отрасль, металлургия, химические предприятия, оборонка и тяжелое машиностроение. Причем машиностроение, скорее всего, будет выделяться в этом плане: традиционно эта отрасль является лидером по внедрению решений автоматизации», — уверена Ольга Соколова, генеральный директор Linxdatacenter, Россия.

Технологии для цифрового завода

Правда, нет единого технологического подхода, который позволил бы совершить ожидаемое чудо. В основном делается ставка на концепцию «Индустрии 4.0», вокруг которой все еще сохраняется терминологическая неразбериха. На практике же чаще всего речь идет о внедрении отдельных компонентов цифровизации, которых очень много.

Операторы, к примеру, прежде всего указывают на ценность телеком-составляющей. «Телекоммуникационная инфраструктура — тот фундамент, без которого цифровизация отраслей промышленности и городов была бы невозможна. От телеком-инфраструктуры во многом зависит, насколько успешно будет проходить процесс цифровизации в целом», — говорит директор по развитию бизнеса в государственном сегменте и специальным проектам СЗФ «МегаФон» Елена Полякова.

Опорной технологией для цифровой экономики Елена Полякова называет сети пятого поколения. «5G обладает большим потенциалом для всех сфер жизни. С запуском сетей пятого поколения станут возможны телемедицина и индустриальный интернет вещей, появятся полностью оснащенные «умные города», по дорогам начнут ездить автономные автомобили, откроются новые перспективные направления в самых разных отраслях», — считает она.

В Linxdatacenter уверены, что основное преимущество, которое могут дать digital-проекты промышленным предприятиям — это формирование массивов данных, которые можно хранить и анализировать с помощью технологий искусственного интеллекта, Big Data и машинного обучения. «Например, такое направление IoT, как контроль за энергоэффективностью предприятия, при грамотной реализации интеллектуального мониторинга и управления учетом коммунальных ресурсов может позволить за 5-6 месяцев добиться экономии до 50%, — отмечает Ольга Соколова. — Все эти задачи лучше всего реализуются в облаках — и именно это направление, на наш взгляд, поможет осуществить революцию в промышленном производстве. Конечный смысл smart-датчиков, IoT-платформ, получения гигабайтов информации и масштабирования таких решений в рамках целых отраслей — это качественно новый уровень работы с данными».

В МТС также настаивают на перспективах облаков и интернета вещей. По словам Елены Абрамовой, директора по работы с бизнес-рынком МТС в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, всего за год в регионе число «абонентов-машин» выросло примерно на треть.

«В практике есть примеры внедрения таких технологий в разных сферах экономики. Например, крупное агропредприятие с помощью специального оборудования датчиков контролирует соблюдение оптимального температурного режима в овощехранилище, а компания по монтажу и обслуживанию котельных осуществляет мониторинг оборудования для предотвращения отказов и сбоев. С ростом количества источников данных на первый план выдвигается задача их адекватной аналитики и извлечения из нее новых знаний. Данные, как правило, хранятся в частных, публичных или гибридных облаках, а столь бурная «виртуализация» ставит перед рынком новые задачи: он требует дополнительных мощностей для хранения данных и специалистов, которые смогут качественно обрабатывать эти массивы информации. Вследствие этого в стране строятся ЦОДы, готовятся кадры и т.д. МТС как IT-компания и как поставщик цифровых решений является активным участником этих процессов, а в каких-то направлениях — пионером», — отмечает Елена Абрамова.

«Это долгий путь, который завершится — по крайней мере, как сейчас представляется — реализацией концепции «Индустрии 4.0», — объясняет Алексей Трошин, генеральный директор «Национальной инжиниринговой корпорации». — Пожалуй, перечислим ее основные компоненты, т.к. их часто путают с самой идеологией: 5G, IIOT, облачное хранение данных — сегмент обмена данными; отдельным пунктом выделим интерфейсы, M2M и ML — это несколько уровней взаимодействия между машинами и человеком. Следующий эшелон — сенсорные системы, цифровые двойники в совокупности с автоматизированными и роботизированными комплексами, которые обеспечивают производственную цифровую инфраструктуру. Искусственный интеллект, Big Data, предиктивная аналитика, Data Mining — это обработка и анализ данных. Это базовый перечень для «цифрового завода», хотя далеко не исчерпывающий и не исключающий замещений. Тот же блокчейн, как механизм контрактинга по обеспечению материально-технической базы производства, необходим в системе «Индустрии 4.0», но на нынешнем этапе еще не критичен».

Как меняется ИТ-рынок

Ставка на новые технологии и интерес к участию в цифровизации привели и к изменению ИТ-рынка. И это не удивительно: «пирог», который можно будет поделить, весьма внушительный. В J’son & Partners Consulting прогнозируют: «суммарный экономический эффект в виде увеличения потребления средств автоматизации и в меньшей степени — услуг передачи данных — в случае реализации первого этапа стратегии цифровизации машиностроения России составит более 19,4 млрд рублей в годовом выражении». Первый этап, по мнению аналитиков, займет 10 лет, в течение которых придется решить задачу четырехкратного повышения уровня загрузки существующего оборудования с выводом из эксплуатации станков старше 20 лет.

В ИТ-сегмент вторглись телеком-операторы, которые стали очень активно наращивать компетенции в этой отрасли. «Цифровизация — это прежде всего сбор, передача и глубокий анализ данных. Это привязывает производственные компании в вопросе цифровизации к сети, без нее никак. Однако требования у подобных предприятий иные. Им важна катастрофоустойчивость, скорость реакции партнера на запросы, безопасность и удобство использования. Далеко не каждый оператор сможет предоставить подобный уровень сервисов. Так что особую ценность для производств, проходящих через трансформацию, представляют партнеры, которые выходят за границы классических телеком-услуг», — убежден Дмитрий Петров, генеральный директор «Комфортел».

В ИТ-сегмент вторглись телеком-операторы, которые стали очень активно наращивать компетенции в этой отрасли. Также изменились классические ИТ-компании, да и сами промышленные предприятия не остались в стороне.

«Интеграторы все чаще вместо традиционного оборудования начинают предлагать услуги: они не ставят сервер или коммутатор, они решают задачи, — рассказывает о переменах на рынке Надежда Пчелинцева, директор департамента «Сети и телекоммуникации» компании «Марвел-Дистрибуция». — И чем глубже у заказчика запущен процесс цифровизации, тем более сложные задачи приходится решать интегратору. Кроме того, процесс внедрения не заканчивается на этапе пуско-наладки, а продолжается месяцы, а то и годы. Именно поэтому крупные корпорации все чаще создают собственные подразделения с функциями интеграторов. Эти подразделения начинают работать с дистрибутором напрямую, и роль дистрибутора расширяется: теперь дистрибутор не просто заказывает, привозит и отгружает партию оборудования, сейчас он рекомендует решения и информирует о новых трендах рынка, продвигает новые технологии».

Новые сервисы vs новые производства

В центре цифровизации должно быть не упрощение, оптимизация или повышение эффективности отдельных процессов — нужно сконцентрироваться на переходе к новым бизнес-моделям, подчеркивают аналитики.

Компания McKinsey в 2017–2018 гг провела опрос более 300 руководителей в различных отраслях машиностроения. Оказалось, что среди пяти трендов, которые необходимо учитывать традиционным компаниям для полноправного участия в росте отраслевых доходов, первое место занимает разработка бизнес-моделей на основе технологий связи.

«Глобальные тенденции последних лет свидетельствуют о системном смещении точек роста и рентабельности в сторону сервисного бизнеса, программного обеспечения и дополнительных услуг. Производители выходят за рамки традиционного бизнеса, развивая цифровые технологии, возможности углубленной аналитики и дополнительные сервисы, снижающие ОСВ для конечного потребителя, — говорится в исследовании McKinsey «Инновации России — неисчерпаемый источник роста». — Традиционным игрокам отрасли имеет смысл рассматривать в качестве стратегических направлений развития расширенный набор возможностей — от дополнительных категорий сервиса, спектра обслуживаемых отраслей и использования современных технологических подходов до принципиального изменения бизнес-модели».

В J’son & Partners Consulting более радикальны: аналитики утверждают, что «существующая активность в сфере цифровизации экономики в России имеет одно принципиальное отличие от таковых в мире. Представленные на сегодняшний день в России концепции цифровизации отраслей сконцентрированы исключительно на создании новых видов сервисов, базирующихся на сборе и анализе данных с различных физических объектов (зданий и сооружений, транспортных средств, промышленного оборудования). И никак не охватывает вопрос кардинального изменения подходов к конструированию, производству, сбыту и эксплуатации этих физических объектов».

За рубежом, по утверждению аналитиков, под термином «цифровая экономика» подразумевают процессы создания и использования сервисно-продуктовых систем (Product-Service System, PSS). То есть речь идет о том, что продукты должны изначально проектироваться «как единая система, объединяющая собственно физический продукт и все процессы, связанные с его производством и эксплуатацией». Самый популярный пример, традиционно представляемый на зарубежных конференциях, — это новая бизнес-модель для производителя кондиционеров. Она уже не продает системы охлаждения воздуха — оплата идет за время работы кондиционера, проще говоря, продается воздух.

«В России исследования в области проблем создания и монетизации сервисно-продуктовых систем вообще не ведутся, более того, пока и не планируются, в результате чего все последние инициативы в сфере цифровизации экономики, выглядящие как прорывные, на самом деле не имеют ключевого компонента успеха — понимания облика конкурентоспособного продукта (сервисно-продуктовой системы) и бизнес-моделей его монетизации», — резюмируют в J’son & Partners Consulting.

Жадные роботы и другие демотиваторы

Дефицит понимания того, как будут в итоге монетизированы новые технологии, — один из важнейших барьеров на пути оцифровки отечественных производств. Есть и другие препятствия, например, нехватка инвестиционных ресурсов, которая даже с принятием программы «Цифровая экономика» не устранится полностью.

В J’son & Partners Consulting, кстати, видят средство преодоления этого барьера в использовании инновационных бизнес-моделей. Например, программное обеспечение предлагается покупать как облачный сервис. Для обновления парка станков с ЧПУ можно использовать модель контракта жизненного цикла (Performance Based Lifecycle Product Support). В этом случае ответственность за корректное функционирование продукта остается за производителем оборудования на всем жизненном цикле.

Есть и другие проблемы. «Недостаток денег, вкладываемых именно в развитие производства и, в частности, в R&D-подразделения, наверное, самая очевидная проблема. Но помимо различных экономических и технических факторов, мешающих цифровизации, есть еще такие вещи, как низкая квалификация рабочей силы, особенно это характерно для регионов, и менталитет, — поясняет Надежда Пчелинцева. Как ни парадоксально, но оставшаяся еще со времен Советского Союза установка, что производство принадлежит государству, а значит, ничье, актуальна. В одной из крупных московских компаний основным параметром проекта по внедрению телефонии была стоимость устройства на рабочем месте. В итоге поставили аналоговые устройства, потому что были серьезные основания полагать, что цифровые украдут».

«Первый барьер сугубо психологический: переход на новые принципы работы пугает, нужно заново учиться, а жадные роботы так и норовят занять мое место. Все это, казалось бы, довольно смешно, но мотивации отнюдь не добавляет. Следующий момент — законодательный, правовое поле медленно трансформируется, но иногда только добавляет неопределенности. Пример — закон о цифровой медицине. И наконец сугубо технологические проблемы: различия в уровне технического развития компонентов системы, в их стоимостных параметрах, сложности интеграции некоторых систем. Нет и согласованных архитектур взаимодействия между разными системами передачи данных, а вопросы стандартизации и взаимодействия элементов лишь усугубляют проблематику промышленной безопасности. Я уже не говорю об общих проблемах отечественной промышленности: серьезный кадровый голод и дефицит инженерных специальностей, крайне низкая роботизация производства, низкий уровень механизмов внедрения новых технологий в промышленности», — убежден Алексей Трошин.

Преимущества получат все

Несмотря на все барьеры и вопросы, потенциал оцифровки производственных компаний огромен, поэтому остановить цифровую трансформацию невозможно, уверены эксперты.

По прогнозам J’son & Partners Consulting, переход только лишь отечественных предприятий станкостроения на проектирование станков, соответствующих перспективным мировым тенденциям, в сочетании с тотальной автоматизацией и контролем процессов их производства, позволит увеличить долю российской продукции в этом сегменте с 25% в 2016 году до 50-60% в 2025 году.
Впрочем, плюсы от цифровизации смогут получить все индустрии — просто кто-то раньше, а кто-то позже. «Уникальность цифровизации в том и заключается, что ее решения не ограничены отраслевой принадлежностью. Города, заводы, больницы, школы и детские сады — все это объекты цифровой трансформации, везде ее внедрение может принести положительные изменения. Если говорить о мировом промышленном тренде, то на современном этапе наиболее активны в цифровой трансформации производители телекоммуникационного оборудования, чья продукция — это основа построения цифровых систем, автомобильная и машиностроительная отрасль с типовыми, удобными для автоматизации сборочными процессами. Перспективы цифровизации в энергетике с ее растущей долей альтернативных источников тоже очень многообещающи. Преимущества цифровых решений огромны, пора уже начинать их воплощать», — резюмирует Алексей Трошин.

Умные головы, капитал и сотрудничество формируют цифровую экономику

Глава представительства NRW.INVEST RUSSIA (Агентство экономического развития Северного Рейна-Вестфалии) Татьяна Шварцкопф:

— Являясь промышленным регионом, земля Северный Рейн Вестфалия по определению участвует в формировании будущего промышленного производства, формирует вектор «Индустрии 4.0» и играет при этом ключевую роль. Благодаря высокой плотности промышленных и торговых предприятий регион предоставляет доступ к множеству клиентов и партнеров по сотрудничеству в сфере цифровых технологий. Традиционный бизнес и молодые ИТ-компании совместно формируют цифровую трансформацию, появляются новые бизнес-модели, услуги и продукты. В результате около одной трети оборота ИТ-отрасли Германии приходится на Северный Рейн-Вестфалию.

С инициативой «Цифровая экономика NRW» Северный Рейн-Вестфалия продолжает развитие в качестве цифрового региона. Основная идея стратегии такова: умные головы, капитал и сотрудничество стартапов, малого и среднего бизнеса и промышленности являются основой для реализации цифровых бизнес-процессов и моделей в федеральной земле. Регион планирует до 2020 года инвестировать около 640 млн евро в передовые цифровые проекты. Меры поддержки — создание ИТ-центров (хабов), программы поддержки выставочной деятельности стартапов, развитие партнерских сетей в цифровой экономике в Северном Рейне Вестфалии и др. Шесть региональных центров служат связующей платформой между стартапами, малым и средним бизнесом и промышленностью.

Одним из примеров инновационного мотора для цифровой трансформации является государственный Центр Компетенции кибер-физических систем CPS.HUB NRW (Competence Center for Cyber Physical Systems), в задачу которого входит развитие технологической базы для интеллектуальных сетевых систем. CPS.HUB NRW при этом рассматривает важные темы будущего, такие как машинное обучение и искусственный интеллект, IT-Security и 5G.

Партнерская сеть CPS.HUB NRW в настоящее время объединяет более 950 экспертов в области научных разработок, экономики, политики, ассоциаций и общественных объединений, которые работают совместно в 12 специализированных группах с целью разработки эффективных возможностей применения кибер-физических систем, поддержки МСП и стартапов, ускорения трансфера ноу-хау и технологий.

Тем самым расширяются перспективы применения цифровых технологий как для немецких так и для приходящих в Северный Рейн-Вестфалию иностранных компаний, которым государственное агентство экономического развития NRW.INVEST оказывает поддержку при реализации их бизнес-проектов и создании компаний.