Все деньги будут в гости к нам
Материалы выпуска
Алексей Кузнецов: «Региональным страховщикам важно сохранить характер» Экспертиза Матрас, железный ящик и их альтернативы Инструменты Андрей Почеснев: «Возможно, на рынке наступило равновесие» Экспертиза Сезонное похолодание Решения Шаг в будущее Инструменты Банкиры выходят за рамки Рынок Все деньги будут в гости к нам Инструменты Jazz как образ жизни Решения Смена жанра Экспертиза Без переплат и форс-мажоров Инструменты Говорит и показывает… Рынок Втрое логичнее: российский бизнес переходит на модель перевозок 3PL Инструменты Ипотека снова в моде Экспертиза Лизинг – крестьянам, факторинг – заводчанам Инструменты Инвесторы на ножах Инструменты
Инструменты Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Все деньги будут в гости к нам
Российский рынок инвестиционных продуктов готовится к встрече капиталов из оффшоров
Фото: Интерпресс

Разнообразного предложения на рынке инвестиционных продуктов в России пока не существует: большинство инвесторов пользуются стандартными банковскими инструментами либо вкладывают деньги в недвижимость. Однако деоффшоризация капиталов может заметно оживить этот рынок. Участники круглого стола РБК, посвященного альтернативам для частных инвесторов, рассказали о том, на какие группы сегодня делятся российские капиталисты, что могут им предложить игроки финансовой отрасли, и какие новые способы вложения средств (включая рискованные) стоит рассматривать.

Альтернативы для инвестора: о дискуссии РБК Петербург

Дискуссия в формате делового завтрака, проведенная РБК Петербург в ресторане «Ферма Бенуа», стала откликом на запрос частных инвесторов — нужны новые ориентиры для формирования личных финансовых стратегий. Финансово-экономическая реальность в 2017-2018 годах принципиально изменилась: ужесточились санкции и «антиотмывочное» законодательство на глобальном уровне, фискальный контроль и борьба с оффшорами — на внутрироссийском; произошли и еще произойдут принципиальные изменения на рынке строительства, который традиционно является одним из важнейших объектов для инвестирования денег россиян. Одновременно с новыми рисками появились и новые возможности — высокотехнологичные стартапы, привлекательные для вложения средств, криптобиржи, криптофонды, социальный трейдинг и так далее. Какой выбор стоит сделать инвестору? — для ответа на этот вопрос нужны аргументы со стороны экспертов разных рынков, поэтому РБК Петербург собрал междисциплинарный «консилиум» специалистов.

В дискуссии приняли участие: Алексей Голубев и Дмитрий Кипа (QBF), Артем Гудченко (ADASTRA), Светлана Гузь (Legal To Business), Екатерина Запорожченко (ГК Docklands Development), Андрей Косарев (Colliers International в Санкт-Петербурге), Марк Лернер («Петрополь»), Виктор Узлов (ADGEX), Алексей Черных (One & Only Realty) и Дмитрий Шагардин (Банк «Санкт-Петербург»). Модератором разговора выступил заместитель главного редактора телеканала РБК, известный финансовый эксперт и телеведущий Даниил Бабич.

Бедный рынок

«Для людей, у которых есть 20-50, даже 100 миллионов рублей, банки предлагают сходные по содержанию продукты с достаточно низкой доходностью, — считает Артем Гудченко, генеральный директор «ADASTRA MANAGEMENT». — Если же говорить об инвестиционных продуктах, то предложения от управляющих компаний даже для человека с высшим экономическим образованием звучат непонятно и дико».

Артем Гудченко, «ADASTRA MANAGEMENT» (Фото: РБК Петербург)

Этим проблемы рынка инвестиционных инструментов не исчерпываются, говорит Гудченко. «Клиентские менеджеры управляющих компаний зачастую владеют минимальной информацией и не могут объяснить элементарных вещей в части рисков и ликвидности, не говоря об особенностях налогообложения и правовых аспектах», — продолжает он. Гудченко констатирует неутешительный факт: «В России рынок инструментов для клиентов с суммами до 100 млн рублей довольно бедный, а маркетинг инструментов — из рук вон плохой». Все хотят работать с клиентами, готовыми вложить 200-300 млн рублей, поясняет эксперт, «а это уже объем капитала для небольшого family office или ЗПИФа».

«Когда мы говорим об инвестиционном масс-маркете и доходности выше уровня среднерыночных депозитов, то есть 8-12% годовых, то там еще работают маркетинговые стратегии и реклама. Если же речь идет о суммах, например, свыше 10 млн долларов инвестиций, то в этом сегменте реклама не работает вообще — только точечные предложения с разработкой проекта, совмещающего девелопмент и банковские инструменты, ориентированного на «правильного» инвестора. У нас нет ни одного крупного клиента, который пришел бы через сайт или, скажем, рекламу в инстаграмме», — рассказывает Алексей Черных, генеральный директор «One&Only Realty» в Санкт-Петербурге.

Запрос на легальность

Предложение небогато, но и спрос невелик. Аудитория российских частных инвесторов уровня HNWI (High Net Worth Individuals — наиболее состоятельные физические лица) и Ultra HNWI (UHNWI — суперсостоятельные физические лица) не слишком широка, если иметь в виду именно свободные средства в десятки и сотни миллионов долларов, и достаточно специфическая, отметили собравшиеся эксперты. Однако она прирастает благодаря запросу на легализацию капиталов.

По словам собеседников, есть выраженная тенденция возвращения российских инвесторов в страну: доверия зарубежным юрисдикциям больше нет, и автоматический обмен налоговой и прочей финансовой информацией с почти 100 странами мира, включая популярные офшоры, заработает уже с осени 2018 года. «Все понимают, что для легализации капитала что-то в любом случае придется отдать, иначе не получится перестать «прыгать с одной ноги на другую». Вопрос легализации сейчас актуален, причем именно здесь, в России, в силу мягкого налогового режима для частных капиталов», — говорит Артем Гудченко. При этом работать из России через брокеров или управляющих можно и на международных рынках.

Доходность вторична

Классическую прямую корреляцию «риск-доходность» никто не отменял, однако новые технологии дают возможность увеличения заработка в геометрической прогрессии, отметили эксперты, обсуждая сравнительные выгоды разных инструментов.

«Ключевая ставка Банка России сейчас составляет 7,25%. Все, что существенно выше этих ставок — это риск, — считает Дмитрий Шагардин, начальник аналитического управления дирекции операций на финансовых рынках Банка «Санкт-Петербург». — Если вы слышите про 18-20% гарантированного дохода — просто бегите!».

Дмитрий Шагардин, Банк «Санкт-Петербург»

«Крупный частный капитал значительную долю активов держит в ценных бумагах — как рублевых (облигации, акции), так и валютных (евробонды), — пояснил эксперт, — потому что там есть доходность, которая при сопоставимом уровне кредитного риска превышает уровень того же депозита. А так называемым «массовым инвесторам» с рублями и тем, кто покупает квартиры для извлечения рентного дохода, скорее, имеет смысл покупать облигации, купонный доход по которым не облагается налогами».

Фокус на приращение или сбережение капитала зависит от аппетита инвестора к риску. Большинство клиентов склонны сохранять основной капитал и рисковать лишь его частью. Соответственно, одного и того же инвестора могут интересовать разные инструменты. «Например, в рамках продукта «Золотое сечение» предусмотрены вложения в акции крупнейших российских компаний с высокой дивидендной доходностью, а также консервативные инструменты долгового рынка. То есть подразумевается предоставление дохода в рамках индивидуального финансового планирования с учетом особенностей выбранной клиентом стратегии», — рассказывает Алексей Голубев, региональный директор QBF.

Алексей Голубев, QBF (Фото: РБК Петербург)

«Растет инвестиционная культура и спрос на российский рынок акций и облигаций тоже растет, — продолжает Дмитрий Кипа, директор инвестиционно-банковского департамента QBF, — инвестиционные счета с господдержкой достаточно серьезно раскачали этот рынок, и доходность сейчас достаточно высокая, до 20-25% годовых. В целом же, если говорить о диверсифицированном подходе, минимизирующем валютные риски, мы за то, чтобы покупать активы, номинированные в валюте, избегая покупки самой валюты».

Дмитрий Кипа, QBF

Все начиналось с пирамид

Виктор Узлов, управляющий директор компании «ADGEX», считает, что при вложениях в инструменты или проекты с доходностью свыше 12-15% годовых инвестор должен четко понять, что берет на себя «повышенные риски» и по сути верит обещаниям. «Первые вкладчики Apple, наверное, вообще инвестировали непонятно во что и никак не думали, что попадут в компанию «триллиардера», — подчекнул он.

«Любая классическая западная публичная компания начинается как пирамида, в которой команда начинает продавать идею. Другой вопрос, куда эта идея вырулит, — развивает Узлов свою мысль. — После идеи должны обязательно появиться прототипы, потом опытные образцы, потом опытно-серийные, затем — промышленные, с которыми компания наконец-то должна начать зарабатывать прибыль, выплачивая дивиденды акционерам и капитализируя стоимость их портфелей на фондовой бирже. Поэтому инвесторы и акционеры должны быть всегда в курсе дел компании и ее продвижения».

По словам Виктора Узлова, по этой модели строила работу «ADGEX», что позволило ей в течение 8 лет привлечь более 1600 акционеров из разных стран мира по закрытой подписке. «Консолидировав капитал всех вкладчиков, мы смогли довести свои идеи до «рыночных действующих образцов» и начать сегодня выход на международный рынок», - рассказал руководитель «ADGEX».

До сих пор инвестиции способны расти в разы при правильном выборе объекта вложения, убежден Виктор Узлов. Свежий и наиболее показательный пример — криптовалюты и стартапы, основанные на новых технологиях, так называемые «единороги». Многим инвесторам такие варианты до сих пор кажутся сумасшествием.

Виктор Узлов, «ADGEX»

Вместе с тем, на фоне криптовалюты, блокчейна и прочих «нематериальных» направлений, вложения в предметы искусства, до недавнего времени считавшиеся экзотикой, начали пользоваться спросом. Многие клиенты рассматривают передачу своего наследства в фонды, связанные с искусством, подтверждает Алексей Голубев. В этой связи Светлана Гузь, управляющий партнер Legal to Business, отмечает необходимость тщательной экспертизы не только в области искусства, но и в области правовой культуры оформления такого рода инвестиций.

Светлана Гузь, Legal to Business (Фото: РБК Петербург)

В целом ассортимент инструментов для частного инвестора довольно широк, но его освоенность оставляет желать лучшего — в основном в силу психологии российских инвесторов. Вместе с тем, определенный прогресс есть — новые технологии, доступность информации и взросление поколения, выросшего в постсоветскую эпоху, медленно, но верно меняют облик «среднего» частного инвестора.