Золото Питера
Материалы выпуска
Новые разработки поставят на поток Инновации Цифровая ветвь эволюции Инновации В России появился крупный оператор рынка питания на стройплощадках Рынок Генералы вчерашних и завтрашних войн Инновации Новый скромный люкс Рынок «Пока мы забиваем скрипкой гвозди, но однажды научимся на ней играть» Экспертиза Необратимая вестернизация Экспертиза К нам едут, и это не фейк Рынок Золото Питера Рынок Россия может заменить импортный софт отечественным за пять лет Экспертиза
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Золото Питера
Геймдев – одна из самых «денежных» креативных индустрий Петербурга – вступила в период больших заработков и серьезных опасений за свое будущее.
Фото: Nevosoft

Спросите, есть ли среди так называемых креативных индустрий Петербурга «настоящий бизнес», и любой эксперт приведет вам в пример геймдев. Городские компании – разработчики компьютерных игр, а также работающие в городе подразделения международных разработчиков, производят ходовой экспортный продукт в объемах, заметных для мирового рынка. Для Петербурга игровая индустрия стала альтернативой нефтяным вышкам, которых здесь нет – источником валютной выручки и создателем привлекательных рабочих мест. Сейчас у ее представителей возникли серьезные основания для оптимизма и тревоги одновременно: заработки игропрома растут, но отток кадров за границу усиливается.

Впечатляющие цифры

Российский игропром подарил миру немало прорывных проектов – «Вангеры», серии «Аллоды», «King’s Bounty», «Блицкриг», «Космические рейнджеры» и т.д., рассказал РБК Петербург Денис Федоров, руководитель проектов ООО «Мегагрупп.ру» (финансирует студию Unfrozen, которая работает над созданием тактической ролевой игры Iratus: Lord of the Dead).

«Если мы говорим о том, сколько зарабатывают российские игры, то их выручка на мировом рынке составляет 1,7 млрд долларов в год. Объем мирового рынка (если смотреть только цифровые игры) – более 100 млрд долларов. То есть мы можем говорить, что на отечественные проекты приходится порядка 2% мирового рынка», – оценивает Павел Ряйкконен, сооснователь и исполнительный директор компании Nevosoft, занимающейся производством видеоигр. Названные цифры не включают доходов от услуг аутсорсинга крупным компаниям (например, EA и Ubisoft), которые сейчас нередко отдают свои проекты студиям, имеющим офисы разработки в России.

По оценке аналитиков Mail.ru, объем российского игрового рынка (доход от продажи игр пользователям) по итогам 2016 года составил 56,7 млрд рублей. Данных за 2017 год пока нет. На многопользовательские онлайн-игры приходится 53% объема рынка, на мобильные – 29%, на игры в социальных сетях – 18%.

С 2011 года отрасль выросла на 37,5 млрд рублей. Однако к настоящему моменту темпы ее роста замедляются: если в 2013-м рынок вырос на 53% от уровня 2012 года, то в 2016 году рост составил уже 9% год к году.

Основным драйвером роста отрасли стали мобильные игры: доход от них в 2016 году увеличился на 54%, тогда как продажи игр для социальных сетей упали на 20% по сравнению с предыдущим периодом.

Игровая столица

Эксперты и участники рынка сходятся в том, что Петербург можно считать столицей отечественной индустрии геймдев (от англ. game development – разработка игр. – Ред.). По их мнению, во многом благодаря городу на Неве Россия стала заметным игроком на мировом рынке.

«По состоянию на 2017 год в России активно вели свою деятельность около 200 геймдев-студий с российскими и зарубежными корнями. Доля Петербурга на рынке геймдева России составляет примерно 20%. Это не только петербургские студии, но и все офисы игровых компаний, сосредоточенных в этом регионе. Из лидеров рынка СНГ, которые представлены в Петербурге, можно выделить такие компании, как Nevosoft, Playkot, Wargaming, Sperasoft, Social Quantum. Здесь представлены и студии «Фотострана», Ciliz, Games VK.com.», – рассказывает Татьяна Локтионова, основатель консалтинговой компании Values Value, которая оказывает разработчикам игр на рынке СНГ услуги по подбору и управлению кадрами, а также формированию брендов работодателей.

О значимости Петербурга как отечественного центра разработки игр говорит и то, что здесь регулярно проводятся профильные конференции и мероприятия, публикуется большое количество вакансий в сфере геймдева, отмечает руководитель разработки инди-студии Dark Crystal Games Вячеслав Козихин.

Экономическая география

Причины интереса к Петербургу – чисто экономические, объясняют участники рынка и называют несколько обстоятельств, которые создают Северной столице преимущества как центру геймдев-индустрии.

Прежде всего, в городе сосредоточено большее число специалистов, нужных игровой индустрии, чем в других регионах России, полагает основатель игрового издательства Black Tower Entertainment Александр Басалыгин. Причем, как поясняют собеседники РБК Петербург, геймдев – сфера применения не только IT-специалистов: отрасль предъявляет спрос на целый ряд творческих профессий – сценаристов, дизайнеров, 2D- и 3D-художников, режиссеров, историков и др. В городе начала формироваться сфера профессионального обучения для работников игропрома, рассказывает Вячеслав Козихин. Появились специализированные курсы для сценаристов, художников и пр.

При этом издержки на ведение бизнеса в Петербурге значительно ниже, чем, например, в Москве. Это касается как ставок аренды офисов, так и стоимости рабочей силы. При сопоставимом профессиональном уровне специалистов зарплаты в Петербурге существенно меньше, чем в столице, констатируют участники рынка.

«Как показывают данные «Большого зарплатного опроса GameDev – 2017», средняя медианная зарплата в геймдев-студиях Санкт-Петербурга составила 69 900 рублей в месяц (чистыми) – на 11 600 рублей выше, чем в среднем по России. В Москве специалисты геймдева традиционно зарабатывают выше – в среднем 105 000 рублей», – рассказывает Локтионова. При этом на Западе специалист топового уровня будет стоить в четыре раза выше, чем в России.

Не последнюю роль играет и географическая близость Петербурга к Европе, уверен Павел Ряйкконен. «Из Петербурга можно за несколько часов доехать до Хельсинки, Таллина. Он ближе к ним, чем к Москве, причем существует удобный транспорт, который может довезти из Питера до Москвы – опять же за несколько часов. Город менее густонаселен, чем Москва, его центр идеально подходит для деловых встреч, и опять же издержки на них при том же (а нередко и более высоком) уровне качества в Питере будут гораздо ниже», – отмечает глава Nevosoft.

Перечисленные факторы существенно снижают порог входа на рынок, считает Александр Басалыгин. «Любой может теперь сделать игру – классную или не очень. Просто, чтобы сделать классную игру, нужно много лет и большая банда. А чтобы сделать простую, достаточно пары человек», – говорит Басалагин.

Оборотная сторона

Однако преимущества Петербурга имеют и обратную сторону, создавая ряд серьезных угроз для развития отрасли геймдев в городе. Одна из этих угроз – постоянный отток кадров, которые ищут более выгодных условий работы.

Большинство IT-специалистов предпочитают более спокойный и комфортный для жизни Петербург Москве, и единственный минус для них – относительно низкий уровень зарплат, свидетельствует Павел Ряйкконен. Но этот единственный минус, разумеется, важен.

По его словам, ситуация осложняется и тем, что крупные компании активно перекупают друг у друга специалистов. При этом кадры утекают не только в другие регионы, но и в другие сегменты высокотехнологичного бизнеса. «Одна из осложнений состоит в том, что в игровой индустрии традиционно более низкий уровень зарплат по сравнению с остальными сферами IT, поэтому стоящие программисты в поиске высокого заработка могут смело идти в софт», – отмечает Ряйкконен.

На общем цифровом рынке

Тревожной тенденцией для отечественной (и петербургской, в частности) индустрии геймдев стала массовая смена юридической «прописки» студий, занимающихся разработкой игр. Наиболее доходные геймдев-проекты зарегистрированы не в России, утверждает Ряйкконен. По его словам, компании-разработчики все чаще переносят свои команды за границу, в более комфортный финансово-налоговый климат – например, пользуется популярностью Кипр.

«Перенос подразделений компаний во многом связан с налогом на покупку рекламы у зарубежных платформ. Если разработчик покупает рекламу, например, у Facebook, то, делая это в России, он вынужден платить сверху 18% НДС, что делает его менее конкурентоспособным по сравнению с другими компаниями. Не покупать рекламу у Facebook – тоже нельзя, поскольку это одна из лучших платформ и она имеет глобальный охват, необходимый для рекламы и продвижения игр. Это крайне критичный аспект, поэтому кто может, открывает компанию и перевозит персонал в другие страны», –поясняет глава Nevosoft.

Еще раньше, чем смена места регистрации компаний-разработчиков, в геймдев начался процесс замены целевой аудитории. Отечественные студии постепенно переориентировались с российского пользователя на международного. Некоторые игры даже не имеют русскоязычной версии, говорит Александр Басалыгин.

«Нельзя сказать, что все российские студии работают исключительно на экспорт, но ниша игр, ориентированных исключительно на российскую аудиторию и СНГ, за последние годы сильно сократилась. Нет смысла делать игры только для России и СНГ, потому что россияне с удовольствием играют в игры с международным сеттингом, а отказываться от платежеспособного спроса западных стран никто, конечно, не хочет. Те, кто ориентировался только на Россию, уже, возможно, закрылись, а те, кто встали на международные рельсы, развиваются и сейчас», – подтверждает тренд Вячеслав Козихин.

Аналогичную оценку дает Татьяна Локтионова. «В период бума русскоязычных соцсетей многие компании были ориентированы только или в большей степени на них. И неудивительно, ведь в тех же Odnoklassniki можно было бесплатно получить 2 миллиона установок для своей игры, просто выйдя с ней в каталоге. Сейчас те компании, которые не переориентировались на мировой рынок, находятся в упадке или исчезли с карты геймдева СНГ», – говорит Локтионова.

«Сейчас мы все работаем на общем цифровом рынке. Если ты выпускаешь игру на Steam или App Store, ты по факту ее выпускаешь на глобальный рынок (российский рынок – часть глобального). Это важное отличие от того, что было во времена физического ретейла, когда ты не мог свою игру положить сразу на полки всех игровых магазинов мира. Сейчас это возможно», – говорит Павел Ряйкконен.

Жертвы глобализма

С точки зрения логики развития бизнеса такая переориентация вполне закономерна, однако в перспективе она, по мнению ряда экспертов, может существенно обострить проблемы российского игропрома.

С одной стороны, ориентация на мировой рынок поддерживает профессиональный уровень специалистов, полагает Павел Ряйкконен. «Команды стараются соответствовать общемировым критериям качества, ориентируются на мировые хиты, не складывается такая ситуация, которая была в конце нулевых, когда разработчики игр для отечественной аудитории делали треш», – поясняет Ряйкконен.

Но с другой стороны, глобальная экспансия отечественных разработчиков игр постепенно понижает статус России (и Петербурга) как игрока на мировом рынке геймдев, опасается Денис Федоров. По его мнению, отечественные студии все чаще выступают на аутсорсинге у зарубежных проектов, вместо того чтобы создавать собственные оригинальные продукты.

«Экономический кризис 2008 года существенно подкосил отечественный рынок, поставив крест на многих амбициозных начинаниях. И сейчас с сожалением приходится констатировать, что значительная часть студий занимается либо аутсорсинговым обслуживанием зарубежных разработчиков, либо «штамповкой» однодневных заурядных продуктов, главным образом – для мобильных платформ», – сетует Федоров.

Роскомнадзор бьет, не глядя

Ситуацию для отечественных разработчиков усугубляют действия государственных органов. Речь, в частности, идет о «побочных эффектах» политики Роскомнадзора, стремящегося заблокировать Telegram.

«Действия Роскомнадзора сильно отразились на консольном рынке (PSN и eShop Nintendo работают очень плохо), на рынке кибертрансляций (Twitch работает с перебоями), на онлайновых играх (большинство игроков на рынке были вынуждены менять хостинги, Guns of Boom несколько дней не работал, не работал Guild Wars 2, авторы War Thunder опасались, что их мощности могут не справиться, два нынешних главных кассовых хита – PUBG и Fortnite не работали)», – перечисляет созданные российским регулятором проблемы Павел Ряйкконен. По его прогнозу, если ситуация не исправится, то доходы отрасли по итогам года могут сократиться.

Мировой центр игрового аутсорсинга

Рассуждая о будущем российских (и петербургских, в частности) разработчиков игр, эксперты и участники рынка расходятся в оценках. С одной стороны, с учетом описанных трендов перспективы у отрасли тревожные, полагает Денис Федоров. «Перспективы развития петербургского рынка геймдева вряд ли можно оценить оптимистично. Тенденция перетекания трудовых ресурсов в Москву и за рубеж, вероятно, в ближайшие годы будет сохраняться», – прогнозирует Федоров.

С другой стороны, как считает Павел Ряйкконен, объективные сложности, с которыми сталкивается отрасль, склоняют ее к стратегическому выбору, который в сложившейся ситуации может оказаться единственно верным. Высокие доходы, которые сегодня получают петербургские разработчики, могут быть направлены на развитие инфраструктуры, с тем чтобы в дальнейшем город мог развиваться как мировой центр аутсорсинга. «В нынешних условиях вполне возможно, что Россия превратится в идеальный регион для аутсорса – в том числе для тех компаний, которые сами вышли из России», – полагает Ряйкконен.