Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте rbcplus.ru в белый список. Как это сделать.
Банк «Санкт-Петербург» строит цифровую «фабрику кредитов»
Материалы выпуска
Медицина «сшивает лоскуты» Решения Цифровизация спотыкается о законодательные барьеры Инструменты Между свободой и безопасностью Экспертиза Банк «Санкт-Петербург» строит цифровую «фабрику кредитов» Экспертиза Технологический рывок: капельки дёгтя в бочки мёда Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Банк «Санкт-Петербург» строит цифровую «фабрику кредитов»
Спад во многих традиционных отраслях экономики стимулировал банк к поиску технологичных клиентов и внедрению технологичных инструментов работы.
Фото: Банк "Санкт-Петербург"

Компании традиционных отраслей — тяжелой промышленности, машиностроения — не показывают в текущей экономической ситуации заметного роста. Именно они многие годы составляли костяк банковской корпоративной клиентуры. В то же время предприятия из быстрорастущих высокотехнологичных отраслей для традиционных банков являются «экзотикой», кредитовать их считается рискованным делом. Банки оказались перед выбором: кредитовать ли классические корпорации, соглашаясь на не всегда выгодные для себя условия, или финансировать малопонятный технологичный бизнес.

Вице-президент, член правления банка «Санкт-Петербург», курирующий его корпоративный блок, Вячеслав Ермолин рассказал РБК+, как банк ищет новых «звезд» среди российских компаний и преобразуется в гибкую цифровую кредитную «фабрику».

В ПОИСКЕ «ЗВЕЗД»

— С 2015 года банк «Санкт-Петербург» интенсивно наращивал розничный кредитный портфель. Доля частных лиц в кредитном портфеле увеличилась с 15% в 2015 году до 21% в 2017-м. В денежном выражении показатель за этот период увеличился на 22 млрд руб. и достиг 76 млрд по итогам 2017 года. Означают ли эти перемены в структуре кредитного портфеля, что банк «Санкт-Петербург» переключился на розницу, а корпоративное кредитование ушло на второй план?

— Нет, конечно, кредитование юридических лиц остается для банка «Санкт-Петербург» основным видом деятельности. Однако в нынешних экономических условиях одна из наших главных задач — максимально диверсифицировать кредитные риски. Розничные кредиты — один из ключевых инструментов диверсификации.

Так, мы постепенно приводим структуру нашего кредитного портфеля к оптимальному виду, с точки зрения соотношения риска и доходности. В течение ближайших трех лет доля «физиков» в кредитном портфеле, согласно нашей стратегии, должна достигнуть 25%.

— Допустим, вы достигли этих запланированных 25%. Что дальше? Будете сдерживать рост розничного кредитования ради сохранения заданного баланса риска и доходности?

— Нет, мы не будем искусственно притормаживать выдачу розничных кредитов. Рынок «физиков» ведь не живет в какой-то параллельной рынку «юриков» вселенной. Уровень платежеспособности обоих сегментов находится в тесной корреляции. Если население будет предъявлять высокий спрос на кредиты, причем, и это необходимо подчеркнуть, платежеспособный спрос, то аналогичным образом будут действовать и юридические лица.

Иными словами, росту кредитования физических лиц будет сопутствовать рост кредитования юридических лиц, и заданная структура кредитного портфеля сохранится.

— В структуре корпоративного кредитного портфеля также за последние три года произошли изменения. Доля производственных компаний сократилась, а доля строительных и торговых выросла. Означает ли это, что банк «Санкт-Петербург» поменял подход к корпоративному кредитованию?

— Я бы не стал говорить о плановой отраслевой реструктуризации. Свою роль играет амортизация кредитов — снижение показателя по мере возврата заемных средств. Но в целом вы правы — ситуация, например, в машиностроении в последние годы действительно существенно усложнилась. Не так много компаний, которые в данный момент готовы к расширению производства, поэтому востребованность кредитных средств в этом сегменте снизилась.

— Очевидных предпосылок к резкому подъему производства пока нет. Кого кредитовать, пока тяжелая промышленность переживает кризис?

— В каждой отрасли, в каждой группе заемщиков есть перспективные компании, которые развиваются, несмотря на кризис. Другое дело, что банк, не погруженный в нюансы, в тонкую специфику бизнеса той или иной отрасли, не всегда может оценить, какие конкретно заемщики являются перспективными. Уметь распознавать компании-«звезды» — это навык, в кризис имеющий особое значение.

Поэтому мы приняли решение нарастить собственные компетенции в ключевых для наших заемщиков видах деятельности. В рамках стратегии было создано шесть департаментов, соответствующих приоритетным для нас направлениям корпоративного кредитования: департамент строительства и недвижимости, департамент тяжелой промышленности и машиностроения, департамент торговли, департамент транспортного комплекса, департамент по работе с госорганами, и департамент легкой промышленности и сферы телекоммуникаций и связи.

Банк, не погруженный в нюансы, в тонкую специфику бизнеса той или иной отрасли, не всегда может оценить, какие конкретно заемщики являются перспективными. Уметь распознавать компании-«звезды» — это навык, в кризис имеющий особое значение.

Для каждого сегмента этой отраслевой специализации мы привлекаем людей, имеющих опыт работы в соответствующих компаниях. Фактически, мы формируем новый пул банковских специалистов, которые уже погружены в специфику бизнеса заемщика, говорят с клиентом на одном деловом языке. В рамках этого подхода мы можем более эффективно наращивать портфель в приоритетных отраслях — улучшить качество заемщиков, сократить сроки рассмотрения кредитных заявок и так далее.

УВИДЕТЬ МИР ГЛАЗАМИ АЙТИШНИКА

— Для традиционных банков необычно выделять телекоммуникации и связь как отдельный сегмент кредитования. Как правило, банки неохотно кредитуют такие компании, владельцы этого бизнеса зачастую жалуются на крайне ограниченный доступ к заемным средствам. Вы решили рискнуть и пойти вопреки сложившейся банковской практике?

— Это крайне интересная для нас отрасль, одна из немногих, демонстрирующих двузначный рост в кризис. Я соглашусь с вами, что компании телекоммуникации и связи, какими бы перспективными они ни были, для большинства банков — не идеальный заемщик. Зачастую у программистов нет адекватного залога, их основной ресурс — это люди, знания. Многие банки пока не понимают, как правильно структурировать сделки с айтишниками, именно по причине поверхностного знакомства с этим бизнесом.

Как раз для того, чтобы оценить бизнес сегмента телекоммуникаций и связи по критериям успешности, мы и выделили специальный департамент — наняли квалифицированных именно в этой области специалистов. У нас есть ряд клиентов из этой области, и совместно с ними мы разрабатываем специальный продукт и пытаемся стандартизировать подход к оценке заемщика для отрасли в целом.

— Очевидно, что вы привлекаете узких специалистов в определенных отраслях не ради кредитования мелких компаний. Однако это важный сегмент, в том числе для банка «Санкт-Петербург». Как эффективно оценивать платежеспособность малого и среднего предпринимательства?

— Для кредитования малого и среднего бизнеса мы строим цифровую «фабрику кредитов». В прошлом году мы ее запустили, постепенно немного подкручиваем модель. Фактически это платформа, представляющая из себя комплекс скоринговых моделей, учитывающих, например, финансовую дисциплинированность заемщиков на базе данных о платежах, которые проходят в нашем банке. В результате срок рассмотрения заявки сократился с 10 дней до 3, и пакет необходимых документов упростился до минимума.

Кроме того, мы перевели кадровые ресурсы, высвободившиеся в результате автоматизации кредитного конвейера, на персональную работу с заемщиками в сегменте малого и среднего бизнеса. У таких работников есть две основные роли — персональный клиентский менеджер, непосредственно обслуживающий клиента, и финансовый эксперт, осуществляющий сопровождение сделок, консультирующий заемщика.

IT-компании, какими бы перспективными они ни были, для большинства банков — не идеальный заемщик. Но это одна из немногих отраслей, показывающих в кризис двузначный рост. Нам нужен этот заемщик.

— Как правило, заключению между банком и заемщиком кредитного договора сопутствуют соглашения по ряду дополнительных банковских услуг. Часто банк готов идти на уступки, например, по размеру процентной ставки, при условии использования клиентом других банковских сервисов. Какие услуги наиболее востребованы среди клиентов в текущий момент?

— Все зависит от отрасли. Например, в недвижимости корпоративный блок работает в тесной синергии с розничным. В частности, мы кредитуем инвестиционные проекты девелоперов, параллельно запуская специальные программы ипотечного кредитования для потенциальных покупателей их квартир.

Для торговых компаний — это инкассация и эквайринг. Для заемщиков из тяжелой промышленности и машиностроения — это сопровождение сделок в рамках 275 ФЗ (обязывает компании проводить все финансовые операции только через специализированные счета в уполномоченных государством банках. — Ред.).

В целом среди корпоративных заемщиков востребованы зарплатные проекты, возможность потребительского кредитования их кадров.

— Вы перечислили традиционные соглашения, сопутствующие кредитным сделкам. Какие сервисы стали пользоваться спросом сравнительно недавно?

— В последний год явно обозначился тренд на онлайн-услуги, для некоторых категорий клиентов — это сейчас в приоритете. Например, в этом году мы запустили сервис предоставления банковских гарантий онлайн. Раньше мы не были представлены на этом рынке, это новый для нас продукт, однако мы видим в нем существенные перспективы. В частности, банковские гарантии онлайн востребованы среди тех же IT-компаний, которые много работают за рубежом и их возможности в предоставлении физических документов существенно ограничены.

Кстати, сервис онлайн-гарантий мы запустили на той же платформе, на которой мы строим «фабрику кредитования». Это ключевой для нас продукт, мы потратили на него много времени и сил, однако на выходе получили универсальную многоцелевую цифровую площадку, с помощью которой мы можем воплощать совершенно разные идеи. Чтобы вы понимали: время на принятие решений по выдаче банковской гарантии онлайн составляет 1 час.

Постепенно мы будем переводить все больше и больше бизнес-процессов онлайн. Считалось, что удел чисто цифровых банков — это только розничное кредитование. Однако мы видим, что, например, тот же Тинькофф банк активно стремится занять долю на рынке корпоративного кредитования. Поэтому в ближайшие годы мы планируем постепенно освобождаться от классической тяжелой банковской инфраструктуры и становиться цифровой организацией.

Для кредитования малого и среднего бизнеса мы строим цифровую «фабрику кредитов». Это ключевой для нас продукт.

БУДУЩЕЕ ЗА ТРАНЗАКЦИЯМИ

— На сегодня рыночная капитализация всех публичных российских банков, за исключением Сбербанка, ниже размера их собственного капитала, исходя из бухгалтерской отчетности. Иными словами, инвестировать в капитал российского банка — неблагодарное занятие. В то же время банку «Санкт-Петербург», если он намерен существенно нарастить корпоративный кредитный портфель, придется увеличить размер собственного капитала. Есть ли у вас планы, как улучшить оценку рынком вашего бизнеса?

— Сейчас капитализация банка «Санкт-Петербург» на Московской бирже — порядка 26 млрд руб. По отношению к капиталу — балансовой стоимости банка — это около 40%. Мы рассчитываем, что к 2020 году эта пропорция составит 80%, капитализация на бирже вырастет примерно до 75 млрд руб. Соответственно, капитал увеличится примерно до 94 млрд руб. При этом я хотел бы подчеркнуть, что его основным источником будет не допэмиссия, а генерация прибыли.

Почему банки на бирже котируются ниже своей балансовой стоимости? Потому что рентабельность традиционного банковского бизнеса — кредитования — относительно невысока. С учетом того, что мы вступаем в период снижения процентных ставок регулятором, сама собой рентабельность вряд ли вырастет. Поэтому мы приняли стратегическое решение сконцентрироваться на более рентабельных, чем кредитование, видах бизнеса.

В частности, для нас точкой роста должна стать транзакционная активность клиентов. Это приоритетное направление наших инвестиций, и мы планируем увеличить к 2020 году долю транзакционной выручки в общем объеме наших доходов до 38%. В денежном выражении она вырастет на 50% — до 15 млрд руб.

Кроме того, как я уже говорил, мы стремимся к максимальной диджитализации. «Санкт-Петербург» сокращает расходы на «старый» — офлайн-банк в пользу «нового» — онлайн-банка. То есть мы хотим обеспечить предельный перевод продаж и сервисных операций в цифровую среду.

За счет этого мы рассчитываем к 2020 году добиться рентабельности на уровне примерно 15% (сейчас показатель составляет 12%).

— Каковы ваши дальнейшие планы в корпоративном кредитовании?

— Мы не стремимся расширять географию физического присутствия, банк продолжит работать в Петербурге и Ленобласти, Москве и Калининграде. Но при этом мы планируем нарастить долю корпоративных заемщиков из Москвы с 30% до 40%, привлечь порядка 7 тысяч новых клиентов расчетного банка.

В целом мы наращиваем корпоративное кредитование. Если в последние годы корпоративный кредитный портфель сокращался, то к 2020 году мы намерены нарастить его примерно на 30 млрд руб.

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.