Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте rbcplus.ru в белый список. Как это сделать.
Смена флагманов
Материалы выпуска
Смена флагманов Решения Об итогах года и опоре на собственные силы Экспертиза Город покупает реку Инструменты Небанальные маршруты для винолюбов и пешеходов Рынок Притяжение посикунчиков Инструменты Туристический потенциал рождается в капусте Экспертиза
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Смена флагманов
От кого зависит экономическое будущее Петербурга
Экономические перспективы Петербурга будут определять не отрасли-флагманы, а по-новому организованные компании в разных отраслях.

Обсуждая итоги 2017 года, опрошенные РБК эксперты отметили важную закономерность: развитие региона теперь определяют не перспективные сегменты экономики, а компании, способные прикладывать серьезные усилия к современной организации своего бизнеса и его технологическому развитию. Они появляются в том числе в тех отраслях, которые больше не могут играть роль региональных драйверов.

Характерный ВРП

Если судить по данным Петростата, то новых драйверов петербургской экономики в 2017 году не появилось. Структура ВРП, главного экономического показателя региона, существенно не меняется на протяжении последних 10 лет, что, как отмечает профессор кафедры экономики и управления предприятием Санкт-Петербургского государственного экономического университета Елена Ткаченко, характерно для большинства индустриально ориентированных регионов развитых стран.

С 2012 года наблюдалось сокращение доли промышленности (с 27% в 2012 году до 22% в 2015 году) на фоне роста доли торговли — с 19% в 2012 году до 24% в 2015 году. Судя по росту инвестиций в основной капитал и положительной динамике индекса промышленного производства, с 2016 года началось постепенное восстановление доли промышленности в ВРП. «В период восстановления после кризисов доля промышленности, как правило, растет», — поясняет Ткаченко.

Вклад различных сегментов в доходную часть городского бюджета примерно соответствует их распределению в структуре ВРП. «В ближайшие 3-5 лет не произойдет каких-либо значительных революционных изменений в структуре экономики Санкт-Петербурга, где основной вклад дают обрабатывающие производства, торговля и бытовое обслуживание, операции с недвижимым имуществом, транспортировка и хранение», — уверен начальник отдела территориального стратегического планирования МЦСЭИ «Леонтьевский центр» Артур Батчаев. Аналогичный прогноз дает комитет по экономической политике и стратегическому планированию Смольного (КЭПиСП).

Впрочем, некоторые эксперты отмечают заметное увеличение доли сектора «операции с недвижимостью, предоставление услуг» — она выросла с 12,2% в 2005 году до 20,2% в 2015 году. Президент Санкт-Петербургского филиала НИУ ВШЭ Александр Ходачек считает это вполне закономерным для крупного города: «Этот сектор вполне может стать основным. Во всяком случае бюджет Нью-Йорка почти на 70% формируется за счет операций с недвижимостью — главным образом, аренды и налогов на недвижимость».

Нужна другая статистика

Между тем директор Фонда «ЦСР «Северо-Запад» Марина Липецкая считает не слишком продуктивным анализ перспектив на основе данных Петростата. «Официальная статистика плохо отражает то, что реально происходит в экономике», — утверждает эксперт. Главный дефект статистики, с точки зрения прогнозов, в том, что она не разделяет учет традиционных и современных форматов развития отраслей. Например, для оценки перспектив торговли необходимо, по мнению Липецкой, видеть сравнительную (по отношению к традиционным форматам) динамику развития интернет-торговли.

Такие данные есть у Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) и ФГУП «Почта России» — по их информации, как уже сообщал РБК Петербург, ежегодный рост числа отправлений с товарными вложениями составляет в Северной столице порядка 45%. Кстати, эти данные позволяют гораздо точнее, чем «слепая» информация Росстата, оценить и перспективы рынка грузоперевозок — судя по сообщению транспортной компании «Деловые линии», увеличение объема грузоперевозок в 2017 году на 10,3% произошло в основном за счет быстрого (на 30% в год, по оценке компании) роста e-commerce. И свои перспективы компания связывает именно с этим направлением.

Согласно прогнозу АКИТ, по итогам 2017 года рынок интернет-торговли «пробьет» потолок в 1 трлн руб. — его оборот составит 1150 млрд руб. По данным Минпромторга РФ, сегмент интернет-торговли составляет 3-4% от всего объема розничного товарооборота в РФ, а в 2016 году рост сегмента составил 15-20%, тогда как общая динамика розницы упала на 4,6%.

Борьба старых и новых форматов

Практически все опрошенные РБК Петербург эксперты уверены, что конкуренция между современными и традиционными форматами бизнеса в ближайшие годы будет приводить к постепенному вытеснению последних с рынка.

Соответственно, в перспективе 5 — 10 лет будут проседать именно те отрасли, в которых современные форматы развиваются слабо. В Петербурге к этой категории относятся многие базовые сегменты городской промышленности — машиностроение, судостроение, ОПК. Например, в судостроении, как считает соруководитель направления Технет НТИ Алексей Боровков, современный формат бизнеса осваивает лишь относительно небольшая компания–ПАО «Средне-Невский судостроительный завод».

Причинами отставания эксперты называют, во-первых, чрезвычайно слабую конкуренцию при работе с госзаказом, а во-вторых, стремление госзаказчиков исключить риски, неизбежные при внедрении инноваций. «Поэтому любой, даже небольшой провал компания, имеющая отношение к государству, должна долго объяснять госорганам. И чиновников можно понять — к ним завтра придет служивый человек и спросит: «Чего же это вы деньги из бюджета взяли и профукали?» Такая история в ментальности существует, и победить это крайне сложно», — объяснял на прошедшем в октябре 2017 года Инновационном форуме председатель Северо-Западного банка Сбербанка Виктор Вентимилла Алонсо.

Особенно сильно это проявляется в «оборонке». «Предприятия не готовы заниматься инновациями», — заявил на Инновационном форуме председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга (КППиИ) Максим Мейксин.

«Оборонка» драйвером не будет

Впрочем, некоторые эксперты считают, что технологическая отсталость предприятий, работающих на оборону, не столько вина государства, сколько следствие объективных обстоятельств. «Инновации на первом этапе требуют серьезных затрат, как финансовых, так и организационных. Они окупаются массовым производством. У военных экономика совершенно другая — им нужны изделия в единичных экземплярах, а цена вопроса их не особенно волнует», — пояснил один из экспертов.

По этим причинам в современной России (в отличии от СССР) гособоронзаказ объективно не способствует модернизации промышленности, более того, зачастую ее тормозит. Так что предприятия, работающие в этой системе, объективно отстают во внедрении инноваций. Те отрасли, у которых доля гособоронзаказа велика, будут отставать в модернизации, а значит, проседать в выпуске гражданской продукции. Их вклад в экономику Петербурга будет определяться почти исключительно военной продукцией.

Однако, по информации вице-губернатора Петербурга Сергея Мовчана, начиная с 2018 года возможно сокращение закупки вооружений в рамках гособоронзаказа. И это не случайный спад, а долгосрочный тренд.

По мнению Елены Ткаченко, в силу существенного мультипликативного эффекта оборонки, такое сокращение серьезно ухудшит положение около 30% работающих на нее предприятий петербургской промышленности, поскольку заработает «обратная мультипликация». Так что «оборонка» вряд ли будет драйвером городской экономики в среднесрочной перспективе, не говоря уже о долгосрочной.

Перспективы — у высокотехнологичных

Уже в прошлом году эксперты отмечали появление отчетливых признаков предстоящих серьезных изменений в структуре экономики Петербурга. «Данные Петростата показывают, что традиционные для всех последних лет источники экономического развития города иссякли. Они больше не способны двигать нашу экономику, — утверждала Марина Липецкая. — В этих сферах наблюдаются небольшие колебания показателей около нулевой отметки».

Лидерами внедрения современных технологий, цифровизации производства эксперты называют фарминдустрию и организации, использующие современные биотехнологии. «Там идет и инвестиционный рост, и экономический. Я сужу об этом по косвенным признакам — по росту спроса на квалифицированные кадры на рынке труда. Это значит, что организации расширяются, причем в новых направлениях. Спрос на кадры, по нашему мнению, сейчас очень хороший показатель развития рынков — лучший, чем даже показатели объемов инвестиций, которые могут вкладываться в замену, из-за амортизации, одних устаревших станков другими такими же», — говорит Марина Липецкая. По ее словам, обычная статистика таких тонкостей не фиксирует.

Кто забирает кадры

«Конечно, в таком крупном городе, как Петербург, основной объем спроса приходится на малоквалифицированных работников — разного рода торговых менеджеров, рабочих. Но в отраслях с более или менее сложными технологиями, особенно в высокотехнологичных, новая экономика, а особенно сфера IT, является основным источником новых рабочих мест. Также IT лидирует и по количеству запросов от соискателей», — утверждает президент «Руссофта» Валентин Макаров.

По отрывочной информации, которой удалось собрать Фонду «ЦСР «Северо-Запад», квалифицированные кадры по новым специальностям и ПО в разной степени востребованы в самых разных сферах экономики — больше всего в фарминдустрии и биотехнологиях, но также в торговле, медицине, индустрии развлечений, да и в промышленности. «С учетом сохранения промышленного профиля экономики и новой индустриализации в России дополнительные высокооплачиваемые рабочие места в Петербурге могут создаваться в сферах инжиниринга, развития кластера фармацевтической продукции, медицинского оборудования и радиационных технологий», — считает Артур Батчаев.

В качестве примеров новых промышленных предприятий он называет проекты завода по производству энергетического оборудования ПАО «Силовые машины» на территории промзон «Ижорские заводы» и «Металлострой», Федерального испытательного центра электротехнического оборудования ПАО «Россети», научно-промышленного центра по разработке и производству электронных компонентов и устройств АО «Элкус».

Александр Ходачек из НИУ ВШЭ особо выделяет перспективы инжиниринга. «На федеральном уровне принята глобальная концепция освоения арктической зоны и ряд конкретных программ. В частности, предусмотрено строительство 35 ледоколов. Помимо того, что большая их часть будет строиться в Петербурге, у нас расположены основные проектные организации. Все это создает огромный фронт работ для нашего инжиниринга и вообще отраслевой науки», — объясняет Ходачек.

Существование в Петербурге реальных условий для масштабного роста инжиниринга и других направлений, требующих высокой квалификации специалистов, косвенно подтверждается данными городского комитета финансов: вклад (20%) работников научно-технической и образовательной сфер в НДФЛ, главный источник доходов бюджета Петербурга, превышает совокупную долю (16%) промышленности и торговли, которые до сих пор являются основными отраслями экономики города.

Учитывая, что уровень зарплат в промышленности и торговле не ниже, чем в научно-технической и образовательной сферах, можно говорить о том, что в Петербурге существует мощный кадровый фундамент как для развития инжиниринга, так и новой региональной экономики в целом.

В мегатренде

«Цифровизация — это мегатренд, и предприятиям приходится ему подчиняться — хотя бы для выживания в условиях рыночной конкуренции», — уверена Марина Липецкая, с которой согласны большинство опрошенных РБК Петербург специалистов. «В целом ожидается повышение значимости высокотехнологичных и наукоемких производств. Их доля в структуре ВРП повысится с 38,5% в 2017 году до 40% в ближайшие 3-5 лет, — утверждает, например, Артур Батчаев.

В разных сферах экономики этот мегатренд дает разный эффект. В России, в отличие от Европы, пока нет даже официальных критериев и, соответственно, данных о глубине цифровизации отдельных отраслей. Помимо прочего, анализ осложняется тем, что в традиционных отраслях тяжелой промышленности (судостроение, энергомашиностроение, металлургия и т.п.) замена технологий требует огромных начальных затрат, которые «смазывают» эффект цифровизации. Из-за этого, например, начавший глубокую цифровизацию своего бизнеса Средне-Невский судостроительный завод в 2017 году даже оказался в убытке.

Разумеется, отличные перспективы имеет сама отрасль IT. Об этом можно судить как по росту спроса на ее продукты во всех сферах российской экономики, так и по динамике экспорта. Достаточно полной информации об этом нет, есть только данные последнего исследования НП «Руссофт» по экспорту российского ПО в 2016 году. Объем зарубежных продаж ПО и услуг по его разработке российских компаний вырос на 12% и достиг $7,5 млрд. На долю Петербурга, по оценке президента «Руссофта» Валентина Макарова, приходится 15 — 17%, что составляло в 2016 году около $1,2 млрд. Как и в прошлый период, IT остается лидером петербургского экспорта, что свидетельствует о перспективности петербургской софтверной отрасли на мировом рынке. А это значит, что она уже является одним из драйверов экономики города.

Смена приоритетов

Марина Липецкая считает, что перспективными в Петербурге являются не конкретные отрасли экономики, а отдельные компании в самых разных отраслях, которые прикладывают серьезные усилия к современной организации своего бизнеса, в частности, в направлении цифровизации как производства, так и управления. «Расслоение бизнеса сейчас начинается не по отраслевому признаку, а по эффективности, которая определяется уровнем цифровизации. Причем, не только производственного процесса, но и системы управления, — утверждает эксперт. — Характер выпускаемой продукции для этого расслоения имеет вторичное, если не третичное значение».

Если раньше предприниматели старались выпускать наиболее «выгодную», с точки зрения легкости получения прибыли, продукцию, то сейчас разделение товаров на «выгодные» и «невыгодные» в значительной степени утратило смысл.

Технологическое развитие достигло такого уровня, что на выращивании капусты можно заработать больше, чем на производстве кораблей, считает Марина Липецкая. «Успех любого бизнеса сейчас больше всего зависит от качества его организации, от уровня его инновационности и цифровизированности», — уверена эксперт. Именно поэтому государству следует поддерживать не отрасли экономики, а современные способы организации экономической деятельности (в частности, цифровизацию) в компаниях, считает Марина Липецкая.

Государство старается это делать, однако на практике ни одно из пяти ключевых направлений господдержки прямо не посвящено цифровизации, а в перечне направлений субсидирования по линии КППИ только одно предусматривает поддержку инновационной деятельности. Что касается IT, которое, как сообщает Валерий Москаленко, «является главным драйвером повышения эффективности производств и охватывает практически все сферы экономики», то для поддержки этой сферы еще только «ведутся работы по подготовке предложений в части возможности представления IТ-компаниям города комплекса региональных налоговых льгот (в том числе для поддержки и развития экспорта информационных технологий), а также поддержки проектов, способствующих развитию соответствующей инфраструктуры города (в том числе центров обработки данных)».

Впрочем, бизнес благодарен властям Петербурга за организационную помощь, в частности, по продвижению продукции на мировые рынки, по участию в международных выставках и ярмарках. Глава «Руссофта» отмечает огромное значение для IT помощи властей в создании Инжинирингового центра «Сэйфнет».

Качественный показатель

Очередной опрос руководителей крупнейших корпораций мира, проведенный международной аудиторской компанией PricewaterhouseCoopers (PwC) для форума Давос-2018 (около 1300 топ-менеджеров из 85 стран), показал, что бизнес при оценке экономической ситуации в своей стране и перспектив своих компаний все меньше ориентируется на количественные показатели, такие как ВВП. Все большее значение имеют качественные показатели, например, индекс качества жизни (факторы, влияющие на социальное и общественное развитие), считают 66% респондентов. ВВП — это «показатель из прошлого», заявил «Ведомостям» Игорь Лотаков, управляющий партнер российского подразделения компании PwC, изучающей альтернативные индикаторы оценки жизнеспособности компаний.

В такой ситуации, вероятно, следует изменить критерии оценки экономических перспектив Петербурга — важен вклад отраслей и отдельных компаний не в ВРП, а в качество жизни петербуржцев, то есть в повышение уровня их доходов, комфортности труда на рабочем месте и т.п. Лучшие перспективы имеют компании, способные создавать больше высокооплачиваемых и комфортных рабочих мест.

С этой точки зрения, наибольшие перспективы, по-видимому, имеют компании, связанные с цифровизацией и интеллектуализацией экономики IT как сервисом для разных отраслей. Хотя их удельный вес в ВРП пока невелик, на рынке труда они занимают значительное место. «Если мы посчитаем всех занятых в цифровой экономике, не только разработчиков, но и обслуживающий персонал, и учтем все увеличивающийся объем хорошо оплачиваемых вакансий в этих сферах, то окажется, что именно они определяют перспективу на рынке труда, — уверена Марина Липецкая. — А для граждан это может быть даже важнее, чем вклад в ВРП».

Правда, чтобы этот критерий стал определяющим, российскому государству, да и обществу, необходимо изменить систему ценностей. В частности, отказаться от преобладания интересов государства над интересами граждан. «Со стороны федерального центра требуется прекращение практики увеличения налогового бремени, совершенствование организации и работы судебных, налоговых и правоохранительных органов, обеспечение конкуренции на рынке, нормализации отношений с ЕС, США, Японией, другими ведущими странами мира с целью постепенного ослабления и последующей отмены режима санкций против России. Необходимы меры по улучшению деловой атмосферы в стране, снижению степени недоверия предпринимательского сообщества по отношению к государственным институтам», — считает Артур Батчаев. Без этого никакая цифровизация не сможет обеспечить нам серьезный и устойчивый экономический рост.

Когда частных операторов станет больше

Константин Шарко, главный операционный директор АО «Современные медицинские технологии» (СМТ):

Фото: пресс-служба АО «Современные медицинские технологии»

«В мире медицина — один из основных быстро растущих рынков, и в Петербурге потенциал развития этой отрасли очень велик. Однако активный рост медицинского рынка в России сдерживается по причине иной модели здравоохранения, чем за рубежом. По-прежнему порядка 90% оборота медицинского рынка находится в государственных учреждениях, и Петербург не исключение.

Бурный рост частной медицины у нас в стране начнется с того момента, когда стартует реализация любого из рассматриваемых сейчас сценариев: софинансирование или передача государственных ЛПУ в управление частным операторам. Это откроет возможности для частных клиник: они станут доступными для большого круга пациентов и займут соответствующую долю рынка.

Технологическое развитие отрасли идет стремительно и по многим направлениям: генетика, носимое оборудование в гаджетах, телемедицина дают колоссальный толчок медицине и открывают новые возможности в диагностике, лечении и, главное, в профилактике многих заболеваний. Новые возможности медицины стимулируют интерес к ней со стороны инвесторов. Наличие такого интереса подтверждается крупными сделками в 2017году по покупке нескольких крупных клиник Санкт-Петербурга и началом больших проектов (стационар «Мать и дитя», новая клиника «Согаз»)».
 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.