Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Цифровой шум: в Петербурге началась невидимая революция
Материалы выпуска
Цифровой шум: в Петербурге началась невидимая революция Экспертиза Искусство балансировки, или как оцифровать B2C Рынок Цифровая трансформация: без права отступать Экспертиза Человек прокачанный Инструменты Цифровая экономика: хайп пройдет – кейсы останутся Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Цифровой шум: в Петербурге началась невидимая революция
Петербургский бизнес не торопится с цифровой революцией. Но она все равно идет.
Многие бизнесмены, участвовавшие в октябре 2017 года во II Digital City Forum РБК Петербург, считают, что цифровизация — не более чем хайп. Но если люди не верят в изменения, это не значит, что они не происходят.
Фото: pixabay.com

Зарабатывай правильно — повышай доходы кратно

Пусть в мире сколько угодно говорят о сломе технологических устоев, российские бизнесы предпочитают не торопиться. Не верить в необратимость технологических изменений — вполне естественно. Но означает ли это, что цифровой революции не происходит? Наверное, в ответе на этот вопрос и заключается главный урок истории ХХ века.

Можно ли заработать на новейших цифровых технологиях? И научился ли российский бизнес эффективно зарабатывать с их помощью? Горячие дискуссии по этим двум вопросам состоялись на организованном РБК Петербург II Digital City Forum, в котором приняли участие российские компании из разных отраслей, от производства лекарств до online-аукционов. Популярное мнение, озвученное на форуме, сводится к следующему: никто в мире не научился зарабатывать на «цифре» — и возможность таких заработков нужно поставить под вопрос. Компания Uber — живой символ цифровой трансформации жизни — до сих пор не получает доходов с построенного ею сверхсовременного бизнеса, отметили участники. А если сам Uber не может, то совсем не удивительно, что в России ожидания от новейших технологий оказались в основном завышенными — во всяком случае, с точки зрения коммерческой отдачи.

«Я видел огромное количество банков, которые три года назад начали внедрять Data Lake, машинное обучение, ставить нейросети и пытаться делать на них скоринговую модель. И знаете, что? Ничего. Вот ровно ноль в статье доходов и минус миллионы в статье расходов», — сказал под аплодисменты зала директор по развитию диджитал департамента банка «Санкт-Петербург» Михаил Гаврилов. «Мы можем долго говорить о том, что где-то венчурные инвесторы вкладывают миллиарды в технологии, которые могут перевернуть отрасль. Но бизнес — это умение зарабатывать деньги в условиях возможностей, с одной стороны, и ограничений — с другой, — пояснил он. — Если появится приложение, работающее с нейроинтерфейсами, и люди реально будут им пользоваться, то у меня будет такое приложение. Когда появится технологичная компания, которая позволит моему бизнесу зарабатывать деньги, я пойду и куплю эту технологию или стану клиентом этой компании. Но сам я этим заниматься не буду», — продолжил он.

Алена Журавлева (РБК) и Михаил Гаврилов (Банк Санкт-Петербург) (Фото: РБК Петербург)

Активно занимаясь инвестициями в финтех-стартапы, банк отбирает наиболее полезные из новых технологий, и технологии делают сервисы удобнее для клиентов, а издержки организации — ниже. Происходят очень важные для банковской сферы эволюционные изменения, но не переворот, уточнил свою мысль Гаврилов.

Изменения в стиле «business as usual» — так охарактеризовали текущие эффекты от внедрения «цифры» спикеры форума: оцифровка производства и логистики дает снижение затрат, которое иногда измеряется несколькими процентами, а иногда дает очень существенный рост эффективности. Вице-президент по информационным технологиям и операционному развитию BIOCAD Евгений Почкаев отметил: «Если раньше на разработку препарата уходило 12–15 лет, то сейчас у нас такого времени нет. Представьте, что у вас миллиарды молекул, которые нужно проскринировать и выделить те, которые будут наиболее эффективны. Это очень-очень много расчетов. Если перекладывать эффект от использования IT в вычислениях на человекочасы, то выигрыш исчисляется десятками, иногда сотнями миллионов долларов».

Евгений Почкаев (BIOCAD) (Фото: РБК Петербург)

О том, как телеком-компании с помощью новых технологий готовы помочь бизнесу, говорил на форуме Алексей Титов, директор Северо-Западного филиала компании «МегаФон»: «Мобильность стала достижением цифровой эпохи. Роль мобильных технологий в повседневной жизни горожан, в бизнес-процессах, на производстве и в системе государственного управления постоянно растет. Мы развиваем такие услуги, которые помогут провести цифровую трансформацию бизнеса и городской инфраструктуры. «МегаФон» обеспечивает фундамент цифровизации и предлагает сервисы для оптимизации процессов — такие как «Виртуальная АТС», «Контроль кадров», а также услуги для лучшего понимания потребностей клиентов, например, «МегаФон. Таргет». Сервисы, созданные на базе большого количества данных, можно применять для эффективного планирования городской среды, а коммерческие организации с помощью геопространственного анализа могут решать различные бизнес-задачи».

Алексей Титов (МегаФон) (Фото: РБК Петербург)

Цифровизация всех элементов технологической цепочки изменит и строительный бизнес, который в условиях падения продаж нуждается в резком снижении издержек, уверен директор инжиниринговой компании «Конфидент» Петр Кузнецов. «В ближайшие пять лет практически все строительные компании, которые останутся на рынке, будут использовать IT — от постановки задачи девелоперам, перехода проектирования на 3D-технологии до управления складами. Ряд строительных компаний уже достаточно далеко продвинулись в этом направлении», — отметил он. В перспективе от двух до 10 лет, считает Кузнецов, несколько петербургских компаний начнут применять в строительстве аддитивные технологии, в частности, строить здания с помощью 3D-принтеров.

Петр Кузнецов («Конфидент») (Фото: РБК Петербург)

Однако если эффект цифровых технологий сводится к некоторому улучшению бизнес-процессов, экономии на несколько и даже несколько десятков процентов, это неполноценное внедрение «цифры»; точно не та цифровизация, которую имеют в виду во всем мире, уверен директор Института прикладного анализа данных компании Deloitte Алексей Минин. По его словам, успешным результатом цифровой трансформации считается кратное увеличение доходов — и в России примеры такой трансформации пока отсутствуют.

Хватит заниматься ерундой!

«Я много общаюсь с российским бизнесом, и мне рассказывают о достижениях во внедрении «цифры» — например, о том, что компания который год внедряет ERP-систему. Хочется ответить: хватит заниматься ерундой — если до сих пор не внедрили ERP, то можете уже не внедрять, а спокойно закрывать бизнес», — категорично заявляет Минин и поясняет: отечественные предприниматели радикально отстали и в темпе цифровизации, и в понимании ее сути, от остального мира. По его убеждению, сводить диджитализацию к внедрению ERP-системы, мультиканальной фронт-аналитики, кросс-сейлу, ап-сейлу или оптимизации мобильных приложений — нелепо: «Надо заниматься переизобретением собственного бизнеса, а не думать о том, как бы мне доработать мобильное приложение, чтобы оно было удобным».

Алексей Минин (Deloitte) и Кирилл Титов (РБК) (Фото: РБК Петербург)

В этой связи Минин посетовал: «Хоть бы один банк в России представил наконец «песочницу», где система будет анализировать кредитоспособность клиента через экосистему датчиков вокруг самого заемщика, без анализа его финансовых данных? Кто-то попробовал перейти на систему робот-робот в управлении ликвидностью?».

Не верим в смерть

То, что в отечественном бизнесе мало примеров радикальной цифровой трансформации, не означает что цифровая революция обойдет нас стороной, отметили некоторые участники форума.

«При огромном количестве прозвучавших аббревиатур и красивых слов на тему цифровизации бизнеса, хороших кейсов упомянуто не было. Это говорит о том, что их либо вообще нет, либо цифровизация в таких компаниях находится где-то в начальной фазе. Тем не менее это не значит, что мы безнадежно отстали от передового человечества. IT-компании, а мы, как провайдер цодов и облачных технологий к ним себя относим, интегрированы в те новаторские процессы, которые происходят вне России. В этом мировом цифровом движении российский бизнес местами лучше, и даже крепко лучше. И как только появится технологический инструмент, доказавший свою состоятельность, мы тут же будем его использовать», — сказал генеральный директор DataLine Юрий Самойлов. Более подробно об этой проблеме Самойлов рассказал в интервью РБК Петербург. 

Юрий Самойлов (DataLine) (Фото: РБК Петербург)

Участники дискуссии сошлись в том, что последствия цифровизации для нашей экономики могут быть катастрофическими. Но с точки зрения радикальности прогнозов, участники форума разделились на два лагеря. Так, представители первого называли целые отрасли экономики, которые могут если не совсем исчезнуть в процессе перехода к цифровой экономике, то превратиться в придаток других. Причем, по их мнению, государство не должно искусственно поддерживать на плаву те компании, которые не сумеют выдержать предстоящую трансформацию. «Надо дать спокойно умереть тем компаниям, которые остались в прошлом, когда не надо было думать, во что вкладывать деньги и рисковать», — уверен вице-президент СП ЗАО «Би Питрон» Вадим Кокотков.

Одна из отраслей, которой предрекают если не верную смерть, то очень серьезное сокращение объемов бизнеса, это производство автомобилей для массового рынка. MaaS, распространение каршеринга и беспилотного транспорта могут привести к тому, что просто не будет смысла во владении личным автомобилем, а значит, выпуск машин сократится весьма существенно. Предпосылки к этому уже есть. В США, к примеру, впервые стал не уменьшаться, а увеличиваться средний возраст сдающих на права, да и продажи автогигантов падают, говорили участники форума. Падение производства может привести к вымиранию и других бизнесов — например, связанных с продажей автомобилей, в том числе, подержанных.

Далеко не радужные перспективы предрекают эксперты и ретейлу, и ресторанному бизнесу. «Все гипермаркеты превратятся в огромные склады и встроятся в вертикали компаний, специализирующихся на доставке, если они не используют все возможности, которые предоставляют сейчас технологии. Такая же судьба и у ресторанов: после того, как Mail.ru выкупила Delivery Club, все идет к тому, что все рестораны превратятся в сервис, работающий на эту вертикаль», — спрогнозировал Владимир Овелян, генеральный директор ООО «Ультрафуд» (бренд службы доставки еды «Достаевский»).

Владимир Овелян («Ультрафуд») (Фото: РБК Петербург)

Представители второго, более оптимистичного, лагеря выразили сомнение в том, что цифровая революция в ближайшее время способна настолько радикально изменить экономику. К этому лагерю можно отнести ряд игроков авторынка. Например, Денис Долматов, генеральный директор CarPrice, убежден, что такое развитие событий если и возможно, то лишь в очень отдаленной перспективе. «В России каршеринг будет развиваться в первую очередь в мегаполисах, где высокая плотность населения, доступность инфраструктуры, а их у нас не так много. Города с небольшим населением в меньшей степени будут потреблять сервис шеринга, да и использование такси там не так развито, — говорит Долматов. — Но тем не менее, даже если каршеринг будет очень сильно распространен, будет большая доля сервисных поездок и небольшая — личных. Это не значит, что все откажутся от личных автомобилей — скорее, просто реже будут ими пользоваться. При этом количество пассажирочасов будет больше, чем сейчас, а значит, спрос на авто для каршеринга будет расти, ведь срок их службы сократится, они чаще будут требовать ремонта и замены. Для производителей это означает, что общее количество производимых машин вырастет».

Довольно оптимистично настроен и Дмитрий Петров, генеральный директор компании «Комфортел». «Нельзя утверждать, что какая-то отрасль умрет. Такого не произойдет. Просто появится на рынке новый продукт, у которого начнет расти доля, она станет значительной, но не захватит все. Когда придумали кинематограф, то говорили, что театр умрет. Но что-то пока этого не видно: билеты в театр стоят гораздо дороже, чем в кино, самих театров меньше не стало», — добавил он.

Дмитрий Петров («Комфортел») (Фото: РБК Петербург)

«Традиционные компании, в которых люди получают услуги и общаются оффлайн, останутся на рынке», — считает Петров.

Цифровые двойники поднимут продажи

Есть несколько причин того, почему в России мало примеров радикальной цифровой трансформации. Одна из них — решающие технологии еще не готовы; они, что называется, «на подходе». «Например, создание полного цифрового двойника человека радикально изменит не только медицинский бизнес, но и все смежные с ним области — в том числе, с точки зрения получаемых доходов», — отметила директор ЦСР «Северо-Запад» Марина Липецкая. Кроме того, как она отметила, чтобы достойно монетизировать новые технологии, нужно оцифровать весь бизнес — оцифровка какого-то одного его элемента, будь то склад или даже производство, не приводит к заметным переменам.

Вторая причина торможения — законодательство, пока отражающее доцифровую эпоху. Так, по словам вице-президента по информационным технологиям «Балтики» Германа Эпштейна, в его индустрии «цифра» применяется больше в производстве, чем в продажах, так как электронная коммерция на рынке алкогольных напитков, по сути, запрещена. Использование больших данных, по словам зам. директора направления развития бизнеса хранения данных Mail.Ru Group Василия Сошникова, будет давать полноценные коммерческие эффекты, когда начнется объединение big data разных компаний — сейчас такому объединению мешают, в том числе, юридические преграды.

Наконец, передовые компании нащупывают пути эффективной «упаковки» и продажи своих цифровых достижений — новые бизнес-модели, как и решающие технологии, еще «в пути». И когда все эти процессы «дозреют», водораздел между компаниями, которые заметили революцию, и теми, кто не придают ей значение, станет непреодолимым. ​

Форум прошел в интеллектуальном кластере «Игры Разума». Генеральный партнер форума — Банк «Санкт-Петербург», телекоммуникационный партнер — компания «МегаФон», стратегический партнер — компания «Комфортел», автомобильный партнер — «АВТОДОМ Пулково» (официальный дилер «Мерседес-Бенц»).