Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Стройка без бумаги
Материалы выпуска
Стройка без бумаги Рынок Инновации будут – дайте электричество! Инновации Пациент с CD в кармане Инновации Мы и технологии: портрет на фоне времени Инновации Blockchain: кто первым войдет в реку Инструменты Убивает на втором витке Экспертиза В Петербурге строительные инновации сначала появляются в элитном сегменте Решения Острова долголетия Рынок
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Стройка без бумаги
​​​​​​​Цифровые технологии проникают во все этапы девелоперского процесса
Михаил Медведев (Фото: Пресс-служба)

Оцифровка процессов способна экономить до 40% себестоимости строительства, демонстрирует мировой опыт. Российские девелоперы стоят лишь в начале этого пути. Генеральный директор Группы ЦДС Михаил Медведев рассказал РБК+ о том, какие преимущества от перехода на «цифру» компания ощущает уже сейчас, и какие перспективы открываются перед отечественным строительным рынком в ближайшие годы.

— Михаил Анатольевич, в прошлом году в вашей компании начался процесс системного преобразования. В том числе речь шла об усилении IT-департамента и максимальном переходе на «цифру». Каких успехов вы уже добились в этом направлении, что еще предстоит?

— Наша задача — перевести всю цепочку от начала проектирования до приема работ и передачи ключей в оцифрованные, понятные, структурированные процессы. Первый этап — это BIM-проектирование, все наши перспективные проекты уже разрабатываются в этой системе.

Следующий этап — производственный модуль на базе Axapta. Условно говоря, он работает как инструмент приема объема выполненных на стройке работ. Он позволяет вести учет материальных ресурсов, подтверждать факт выполнения работ в соответствии с графиком, производить оплату или удержания и так далее. Объем и план-график работ подгружаются в «Аксапту» из BIM и далее распределяются по конкретным задачам. Этот этап у нас внедрен процентов на 70, до конца года мы его завершим.

И третья немаловажная группа цифровых инструментов — это CRM-система, система управления взаимоотношениями с клиентами. Все менеджеры работают в одной информационной системе, через которую можно забронировать квартиру, посчитать платежи, получить обмеры площади, посмотреть график оплат. Здесь легко проследить все этапы работы с конкретным клиентом от его первого контакта с компанией и до передачи ключей.

Когда проект выводится в реализацию, он попадает из BIM одновременно в «Аксапту», то есть на стройку, и во внутреннюю CRM-систему. Мы стараемся максимально избегать бумаги. Бумажные документы остаются только там, где этого требует законодательство

— Какой экономический эффект вы получаете от цифровизации?

— Чтобы точно оценить экономический эффект, нужно пройти полный цикл. Сейчас у нас пока идет проектирование. Могу сказать, что в международной практике использование цифровых технологий дает экономию до 40% себестоимости. Результат зависит от многих факторов: построения бизнес-процессов, закупочной политики, конъюнктуры рынка…

Мы уже наблюдаем реальную оптимизацию процессов благодаря BIM-проектированию. Система позволяет буквально на этапе концепции оценить, как изменится себестоимость, если переработать, к примеру, планировку квартир или входную группу.

Внедрение цифровых технологий позволило нам в прошлом году провести оптимизацию персонала на 30%, мы убрали дублирующие функции и правильнее распределили силы, переведя этих сотрудников в другие подразделения.

— С другой стороны, вам потребовался персонал с новыми компетенциями. Как вы решали кадровую проблему при переходе на цифру?

— Одновременно двумя способами, проиллюстрирую на примере проектирования. С одной стороны, сейчас мы на этапе рекрутинга рассматриваем только тех кандидатов, которые владеют BIM-проектированием. С другой, уделяем большое внимание обучению действующих сотрудников, оно проходит у нас постоянно, по специальной схеме. Этап внедрения — один из самых сложных, но он обеспечивает 40-50% успеха.

— Судя по тому, что в прошлом году Минстрой разработал дорожную карту по внедрению BIM-проектирования, сложный этап предстоит всей российской строительной отрасли. На ваш взгляд, насколько девелоперы готовы к этому?

— Нам в ЦДС, наверно, легче с той точки зрения, что у нас выстроена полная цепочка — свое проектно-конструкторское бюро, генподряд, департамент заказчика. Поэтому внедрение BIM-проектирования происходило в рамках одной структуры. В то же время в отрасли работает огромное количество независимых проектно-конструкторских бюро. И когда мы говорим о внедрении BIM в отрасль, встает вопрос о том, что на это нужны инвестиции — в оборудование, программное обеспечение, в обучение людей. У небольших проектных компаний таких денег может не быть. Возможно, здесь потребуется помощь государства. С другой стороны, если все крупные заказчики будут требовать работать в BIM, у проектировщиков не останется выбора. Но такое давление рынка выдержат не все.

— Помимо цифровых технологий где, на ваш взгляд, проходит «фронтир» новых разработок в строительстве?

— Там, где мы приближаемся к клиенту. В базовых технологиях принципы особо не изменились со времен пирамид. Из одной смеси делаем стены, другой их выравниваем. И в этом нет ничего плохого.

Основное движение происходит там, где мы наиболее близки к человеку, к потребителю, и где наиболее остро встает запрос на индивидуальность. Это отделочные материалы, какие-то пользовательские улучшения, как, например, автоматическая передача показаний счетчиков.

— А как же строительные 3D-принтеры? Разве это не прорыв в базовых технологиях?

— Пока 3D-печать не приспособлена к использованию в промышленных масштабах. Если бы такая технология появилось, это стало бы таким же мощным прорывом, как в свое время панельное домостроение. Можно сколько угодно его ругать, но оно сделало реальный шаг вперед в быстрой сборке объектов. А теперь представьте 3D в промышленных масштабах. Ни отклонений при литье бетона, ни перерывов на обед и на сон, ни привязки к шагу железобетонных конструкций.

А для создания малых архитектурных форм 3D-принтеры уже используются. Наша компания тоже к ним присматривается. Цена подобных принтеров может быть порядка 2 млн рублей плюс обслуживание, при этом они позволяют прямо на стройке напечатать нужный элемент. Это удобно как средство индивидуализации, придания характера объекту, двору, территории. Уверен, это станет трендом.

— А как же пресловутый консерватизм массового сегмента? Считается, что новые технологии сначала «обкатываются» в элитном жилье, и только после этого появляются в массовом — это так?

— В определенной степени так и есть. В массовом сегменте цена ошибки гораздо выше. Даже если какой-то элемент наполнения в «элите» выбран неудачно, проект найдет своего покупателя. В массовом сегменте основная задача — прийти к той цене, которая нужна рынку, с максимальным объемом характеристик, только так можно выдержать конкуренцию. Здесь цена ошибки глобальная. Поэтому на элитном домостроении можно пробовать какие-то технологии, которые пока что дороги для массового сегмента.

— Можете назвать технологии, которые как раз сейчас переходят из элитного сегмента в массовый?

— Цифровая домофония. Вы можете, например, с мобильного телефона вызвать лифт. Такие предложения пока еще редко встречаются в массовом сегменте, но сама технология несложная и не требует больших инвестиций.

— На ваш взгляд, в каких рыночных условиях лучше развиваются инновации? И как вы можете охарактеризовать текущую ситуацию?

— Наилучшая среда для развития инноваций складывается из двух факторов: конкуренция и сильный спрос. Не важно, конкурируют пять больших компаний или тысяча маленьких, но без борьбы за качество, за себестоимость инноваций не будет. Я слабо верю в стимулирующее саморазвитие.

Второй фактор — спрос. Он должен не только обеспечивать определенный объем, но и быть сильным в плане требовательности потребителей. Что у нас происходило до 2013 года? «Тучные годы», активный рост, когда всем было место… Спрос «съедал» очень многое, и отрасль не скажу, что деградировала, но упрощалась. Сегодня спрос изменился. Он уменьшился, но не критически. Рынок пришел в сбалансированное состояние и развернулся в сторону покупателя.

Момент, который сейчас наступает, как раз характеризуется сильным спросом. С точки зрения объема он позволяет существовать и крупным, и средним компаниям, конкурируя друг с другом. При этом покупатель стал требовательнее к продукту: недостаточно уже сдать вовремя и построить прямо. Нужно доказать человеку, что он получит продукт качественнее и интереснее, чем у соседа, и, желательно, дешевле. Для компаний — это толчок к изменениям, для покупателя — выигрыш в цене и качестве в горизонте 3-5 лет.

— Полагаю, ваша компания тоже готовит что-то новое для покупателей?

— Мы в полной мере сможем оказать себя на проектах, которые стартуют в будущем году. Не хотелось бы раньше времени раскрывать конкурентные преимущества. Но общий смысл в том, что наш продукт выходит далеко за рамки квартиры. Это и места общего пользования, и двор, и пространство для парковки. Это сегодня норма.

Базовая идеология, в которой мы реализуем проекты — это выдерживать стоимость. Наша вертикально интегрированная оцифрованная цепочка должна давать, в первую очередь, экономически-себестоимостной эффект. Мы делаем ставку на то, что не будет возврата «тучных лет», и готовимся быть максимально конкурентоспособными. И благодаря экономии от перестройки процессов мы стремимся давать самые насыщенные, интересные предложения, которые востребованы на рынке, без удорожания проекта загружать в него столько потребительских качеств, сколько возможно.