Петербургские небоскребы «вернут долг» обществу
Материалы выпуска
Петербург и Ленинградская область объединяют территории Решения Расширение города продолжится Решения Позитивные провокации Рынок В России нулевой уровень архитектурных амбиций Экспертиза Новый вызов для жителей Москвы и Петербурга Экспертиза Петербургские небоскребы «вернут долг» обществу Инновации Крупный федеральный застройщик рассказал о своих планах в Петербурге Рынок
Инновации Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Петербургские небоскребы «вернут долг» обществу
Интервью главы испанского архитектурного бюро Miralles Tagliabue EMBT Бенедетты Тальябуэ
Бенедетта Тальябуэ, глава Miralles Tagliabue EMBT (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

НОВЫЕ ЛЮДИ

— Почему, говоря о современной архитектуре, мы начинаем рассуждать о новых людях. Чем «старые» не угодили?

— Мы постоянно меняемся. То, что давало хорошие результаты двадцать лет назад, совершенно не эффективно сегодня. Мы всегда должны адаптироваться под реалии современного мира, особенно архитекторы, которые должны видеть знаки перемен. Это не значит, что мы должны забыть прошлое, ведь во многих отношениях мы такие же, как наши предки, но адаптация призвана помочь нам встретить будущее.

— Как архитектору адаптироваться?

— Когда мы начинаем работать над новым проектом, в первую очередь мы пытаемся понять настоящие цели заказчика, определить предпосылки, назначение, увидеть аудиторию. Мы должны быть очень внимательны к людям, которые заселятся в наше здание. Мы не можем просто взять старый проект и перенести его с одного место на другое. Для каждой аудитории мы разрабатываем разные варианты.

ВВЕРХ ИЛИ ВШИРЬ

— Многие урбанисты говорят, что сейчас агломерации и мегаполисы растут вширь, а должны расти в высоту. А вы как считаете?

— Я согласна с этим. Большой город — это очень дорого. Если город растет, он дорожает, это не остановить. Поэтому мы должны найти способ стать более эффективными, более компактными. Важная задача — совместить компактность и общественные территории в оживленном городе. В качестве примера можно привести Барселону. Это очень компактный город. Люди могут обойти его пешком, объехать на авто или велосипеде. Мэрия не тратит больших денег на содержание общественного транспорта, но он легко доступен. Город поддерживает инфраструктурное равновесие — этого не хватает многим городам.

— Если города не должны расти вширь, а только в высоту, через несколько лет в городах будут одни небоскребы.

— Если города продолжат расти горизонтально, это сильно повлияет на инфраструктуру и жизнеустойчивость города. Более компактные и высокие города, как правило, функционируют более рационально. Это «умный» город технологий, экологически чистых материалов и света, город, доступный каждому, город комфортной жизни и удобной работы. Жители хотят жить и работать, а не тратить часы на дорогу.

ЗАЧЕМ ЕЕ РАЗРУШАТЬ

— Как мегаполису стать компактным городом?

— Если вы хотите компактности, вам необходимо пойти к архитекторам и попросить их спланировать город компактно и эффективно, не забыв при этом про общественные пространства, которые являются основным условием улучшения качества жизни.

— Это реально? Можете назвать примеры?

— Сингапур. Это очень компактный город. Он занимает маленькую площадь, но его инфраструктура постоянно улучшается, оказывая огромное воздействие на качество жизни. Даже в 60-х годах прошлого века, когда высокие здания стали важной частью города, большинство из них стали многофункциональными и стали вмещать в себя офисные, жилые и торговые пространства. С точки зрения семьи, нет ничего более удобного. Представьте, вы работаете в офисе, при этом можете подняться и посмотреть, как дела у ваших детей. Кроме того, мне кажется, высокие здания позволят в будущем выстроить взаимодействие между городами — за счет летательных средств. К тому же, такой подход освободит множество общественных площадей, где жители смогут проводить свободное время.

— Чиновники часто говорят, что общественные пространства могут быть опасными, например, с точки зрения террористической грозы.

— Если мы будем рассматривать угрозы под таким углом, то это действительно катастрофа. Но, на самом деле, с увеличением плотности населения города стали более безопасными. Когда ты встречаешь людей на улице, ты ведешь себя лучше. Поэтому я верю в физические пространства. Я понимаю, что всегда существует риск, но олицетворяющие дружбу инклюзивные города могут подавить дух терроризма. Если ты живешь в атмосфере счастья, зачем ее разрушать? Если ты любишь людей, зачем их убивать?

ВЕРНУТЬ ДОЛГ ОБЩЕСТВУ

— Что вы думаете о российских мегапроектах, таких как Москва- Сити и «Лахта центр»?

— Самое важное в этих историях, что оба проекта чувствуют потребность быть понятыми. Люди, которые реализуют эти проекты, понимают, что смысл не просто построить гигантское и узнаваемое здание, но и получить отдачу. Важно, чтобы люди могли прийти в «Лахта центр» и найти в нем то, чего не нашли в других местах.

— В чем главная сложность создания корпоративно-общественного пространства?

— На выставке в Москве мы представили два корпоративных здания: для компании «ГАЗ» (очень похожее на «Лахта центр») и для компании «Тайван». В обоих проектах здания будут интегрированы в город посредством улиц, арок и т.д., чтобы жители могли прогуляться по ним со своей собакой или прокатиться на велосипеде. Свободные площади вокруг зданий дают нам большие возможности. Это сложно сделать, но это самое главное. Общественные пространства — отличная возможность вернуть долг обществу.

— Как вы думаете, Петербургу и Москве нужно больше таких проектов? Или хватит одного-двух?

— Дело не в одном или двух проектах. Я думаю, что эти города будут продолжать развиваться, привлекать все больше людей, увеличиваться. А люди всегда хотят лучшего качества жизни. Поэтому вопрос заключается только в срочности строительства более функциональных, доступных и менее энергозатратных зданий.

Здания должны «общаться». Они должны подходить друг другу. Я считаю, что жители Петербурга, обладающие большой волей, способны создать такой культовый город. У вас есть инфраструктура, которая может послужить катализатором создания прекрасного современного футуристического города.

— Вы считаете, к историческому центра Петербурга подойдет мультикультурный дизайн?

— Я думаю, что дизайн должен подбираться под место. Например, в Париже мы долгое время проводили антропологические исследования: опрашивали людей, делали фотографии, наблюдали, выходили на улицы, делали зарисовки ситуаций, изучали историю конкретных мест. Работа дизайнера должна базироваться на результатах этих исследований. Но нельзя просто взять эти данные и применить их в другом городе. Каждое место требует новых исследований.

Справка

Международное архитектурное бюро Miralles Tagliabue EMBT было основано Энриком Миральесом и Бенедеттой Тальябуэ в 1994 году. Студия специализируется на проектировании общественных пространств и зданий в Европе, США и Азии, работает с государственными и частными компаниями и клиентами.