Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Что останется, если с карты Петербурга исчезнут вузы?
Материалы выпуска
Кому за «45»: работодатели начинают ценить возрастных сотрудников Рынок Престижно и современно: молодежь снова готова работать на заводах Рынок Среда равных возможностей Решения Town and gown: какой прок городу от мантии? Решения Что останется, если с карты Петербурга исчезнут вузы? Экспертиза Будущее занятости: чему учиться сегодня? Решения Петербург сохранил трудовое лидерство Рынок Реформа индустрии знаний: quo vadis? Экспертиза Государство готово помочь бизнесу сократить расходы на поиск персонала Инструменты Петербургская промышленность «помолодела» Рынок
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Что останется, если с карты Петербурга исчезнут вузы?
Форсайт РБК Петербург «Town and gown. Петербург в поисках дисперсного кампуса» стартовал со встречи петербургских архитекторов и представителей бизнеса, в ходе которой участники обсудили риски переезда университетов.

Тон обсуждения задал первый проректор СПбГУ Илья Дементьев, задав вопрос: что будет, если убрать с карты Петербурга все университеты со зданиями и людьми? Как отметили участники беседы, в этом случае исчезнет львиная доля сегодняшней инфраструктуры центра города – кафе, магазины одежды, клубы и даже банковские отделения «кучкуются» вокруг вузовских корпусов.

Первый проректор СПбГУ Илья Дементьев:

«Значение вузов для города легко понять, если взглянуть на карту Петербурга и убрать с нее все университеты со зданиями и людьми. С одной стороны, перенос для многих заведений необходим, так как невозможно и просто нелепо создавать химическую лабораторию в памятнике архитектуры. С другой стороны, основная добавленная стоимость в экономике города проявляется от студентов спустя десять-пятнадцать лет после их поступления в университет. Поэтому так важно интегрировать студентов именно в городскую среду, привязать их к городу».

Руководитель по продажам услуг связи государственным клиентам СЗФ «МегаФон» Елена Полякова:

«Если с карты Петербурга исчезнут вузы, то начнет исчезать и вся инфраструктура, связанная с учащейся молодежью. Город лишится многих кафе, магазинов, культурных заведений... В то же время бизнес, нацеленный на удовлетворение запросов студенческого сообщества, сейчас вносит заметный вклад в экономику и культуру города, делает его неповторимым и притягательным для жителей и туристов. Подтвердить это объективно, с математической точностью можно уже сейчас с помощью геоаналитических технологий. Именно Big DATA покажет, куда, на чем, зачем и с какой периодичностью передвигается студенческая аудитория сегодня, что покупает и за что платит».

Доцент кафедры архитектурного проектирования СПбГАСУ Владимир Линов:

«Если говорить о том, какие сейчас существуют градостроительные тенденции в размещении новых университетских центров или в развитии старых, то наиболее ярко они выражены в проекте Большого Парижа. Согласно концепции, все новые вузы или новые площади старых открываются в подцентрах агломерации, то есть в городах, которые окружают Париж. Концепция жизнеспособна и эффективна благодаря сильным транспортным связям между подцентрами по кольцу или тангенсу в обход Парижа».

Заместитель директора головного отделения Сбербанка по Санкт-Петербургу Анатолий Локотков:

«В Петербурге мы обслуживаем около 80-100 тыс. студенческих вузовских карт. Также запросы студентов во многом определяют формат работы и облик банка в долгосрочной перспективе. На основе обратной связи со студентами мы сделали молодежное пространство банка на канале Грибоедова — там нет ни касс, ни столов, ни каких-либо барьеров или тем более бронестекол».

Эксперт открытой лаборатории «Город», архитектор Данияр Юсупов:

«Университеты американского Кембриджа, в частности Массачусетский технологический институт, вырвались за пределы физического территориального определения кампуса и бросились в город. Им это удалось, так как главным продуктом Кембриджа стали не студенты и даже не профессора — а стартапы. Эти высокотехнологичные стартапы стали основными потребителями банковской продукции в городе. Это совершенно новая экономика новых отраслей. Например, основными потребителями трафика в ней являются не люди, а устройства — интернет вещей».