Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Что мы можем противопоставить агрессии
Материалы выпуска
Атланты расправляют плечи Рынок Умный город – не слишком полезная игрушка? Инструменты «Чтобы развивать образование, нужен высокий уровень альтруизма» Экспертиза Музы против пьянства и алкоголизма Инструменты Что мы можем противопоставить агрессии Решения
Решения Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Что мы можем противопоставить агрессии
В цирке меняют общество, а не дрессируют слонов, - рассказывает соосновательница Упсала-Цирка, «единственного в мире цирка для хулиганов», Лариса Афанасьева.
Соосновательница Упсала-Цирка Лариса Афанасьева

«В английском городе Бристоль, где родился андерграундный стрит-арт художник Бэнкси, сложилась сложная криминогенная ситуация. Администрация города в ходе борьбы с преступностью пришла к логичному и полезному решению — подойти к проблеме творчески. Чиновники отдали молодежи большие площади пустующих пространств для реализации креативных проектов. Например, проект Circomedia сейчас располагается в здании церкви, которая давно не использовалось по прямому назначению (поэтому чувства верующих никак не задеты).

Проект превратил пустующее здание в популярнейший культурный центр – туда приходит множество людей, желающих заняться воздушной акробатикой, принять участие в фестивалях и таким образом изменить ситуацию в городе и районе. Еще есть похожий проект в Швеции. Там власти одного города для того, чтобы изменить депрессивную атмосферу мигрантского района за счет творческой «движухи», построили цирковую деревню.

Меня такие истории вдохновляют — истории, когда у того или иного сообщества, города или страны появляются интересные идеи о том, что и как можно изменить вокруг себя.

Для нас это очень актуально. В Петербурге, например, районы, где строят социальное жилье, пока обречены на превращение в социальные гетто. Там ничего не происходит, и через пять лет мы получим еще несколько районов, напитанных странной энергией, которая будет разрушать наш город. Но, мне кажется, горожане начинают видеть эту проблему. Например, более или менее креативным районом становится Охта: там появился Музей Стрит-Арта, центр дизайна Artplay и др. Но это частные инициативы, они не исходят от государства. Я надеюсь, что когда-нибудь и государство подключится к этому процессу. Было бы очень здорово, если бы мы поняли, как важно менять среду вокруг себя.

Современный цирк — это вообще социальное явление

Упсала-Цирк — это тоже попытка изменить среду, справиться с проблемой творческими методами. Мне кажется, что современный цирк — это вообще социальное явление. Но заниматься в чистом виде социальной деятельностью лично мне и моей команде неинтересно. Мы хотим посредством творчества объединять творческие и социальные задачи и решать их. У нас есть летний проект Упсала-Парк. Это пространство для общения и отдыха разных людей, для решения проблем взаимоотношений внутри семьи. Прошлым летом сюда пришло 10 тысяч человек. Когда нам задают вопрос о том, зачем мы делаем Упсала-Парк, я говорю: «Чтобы через 20 лет меньше детей приходило в Упсала-Цирк». У нас там есть так называемая «свободная от вайфая зона». Я вижу, как там сидит папа и играет с ребенком в шахматы, а мама в это время вяжет самый длинный шарф в мире. В этот момент между ними происходит что-то важное.

Пакитан для всех

Еще один проект, который призван стать «пространством для всех», связан с особыми детьми. Много лет назад, в 25-й коррекционной школе, где мы занимались, дети с особыми потребностями однажды зашли к нам, взяли реквизит в руки и стали что-то делать. Мы не могли им сказать: «Ну-ка, ребята, кыш отсюда!». Это была их инициатива — и мы стали под них подстраиваться. Мы сделали спектакль с особыми ребятами по мотивам мультфильма «Каникулы Бонифация». И нам после этого стали звонить и говорить: «У меня тоже ребенок с синдромом Дауна. Можно мы к вам придем?». Даже выстроилась очередь. Мы поняли, что есть потребность в этом, поэтому сделали проект для особых детей «Пакитан» (так произнес однажды слово «капитан» наш артист Антон). Это большое красивое пространство, в котором занимаются 24 ребенка с синдромом Дауна. Там есть отдельная программа для родителей, отдельная — для детей, и есть время, когда дети и родители занимаются цирком вместе.

Здесь мы хотим создать не просто очередное реабилитационное пространство, а именно место для всех, где каждому будет комфортно, не зависимо от того, есть ли у меня синдром Дауна или нет. Я человек, и это самое ценное. Работая с такими детьми, мы понимаем, что нельзя никого ограничивать — чем больше мы будем смешивать интересы, чем больше мы будем встречаться с новым, тем больше мы будем развиваться.

Мечта или агрессия

Вопрос приятия нового, другого, вообще стоит очень остро. К сожалению, ответом на этот вопрос зачастую становится агрессия. Сейчас появилось новое поколение, для которого встречи с бытовой агрессией, которая идет из семьи, из телевизора, с улицы, уже стали обычным явлением. Можно от этого дистанцироваться, говорить, что в нашей вселенной агрессии нет, заниматься цирком и учиться жонглировать пятью мячами. Но нам важно понимать, что мы можем сделать как команда в нашем микромире, что мы можем противопоставить этой агрессии.

В прошлом году мы позвали ребят из семей мигрантов. Вместе с ними и нашими детьми мы проводили различные мастер-классы, а также говорили о том, как мы воспринимаем друг друга, почему мы так воспринимаем, и зачем нам это нужно. В сентябре мы продолжим этот разговор в интеграционном летнем лагере в Грузии. Мы будем жить неделю в грузинской деревне в горах с местными детьми, и наряду с проведением мастер-классов по мультипликации, фотографии, документальному кино, будем говорить об агрессии. Это тоже попытка циркового проекта изменить среду, справиться с проблемой.

Нам важно, чтобы цирк на зацикливался на победе над трюками, а стал историей про то, что человек может стать художником и мечтателем.

Слава Полунин и блошиный рынок

В сентябре, вместе с Институтом исследования стрит-арта, мы будем проводить большой фестиваль современного цирка и стрит-культуры «Балансировка». К нам приедут художники со всего мира, которые создадут в нашем районе арт-объекты на тему современного цирка и расскажут людям о цирке как о социальном явлении. Начнем с наших соседей — местных жителей. В сентябре состоится большой open-air, где соединятся три направления. Первое — выступления лучших европейских современных цирков, второе — стрит-арт, паркур, хип-хоп и т. д. Третья часть — образовательная. Совместно с «Диалогами» Екатерины Гордеевой и Николая Солодникова, мы пригласим людей, которые расскажут о том, каким образом цирк может быть не просто историей, где есть дрессированные слоны, а явлением, меняющим город, район, культуру, общество в целом. Своим опытом поделится и президент фестиваля Слава Полунин, и директор Академии Фрателлини в Париже Валери Фрателлини,

Еще один интересный проект, который пройдет этим летом, — семейный благотворительный пикник Фляк-маркет. В этот день мы дадим возможность детям самим организовать свой блошиный рынок, где они смогут продать или обменять ненужные игрушки и книги. Это будет семейный праздник - с музыкой, едой, цирковыми мастер-классами. А все собранные средства пойдут на социальные проекты Упсала-Цирка.

Здесь нет ощущения горя

Когда нас спрашивают об уникальности наших проектов, я думаю, что, скорее всего, уникальность заключается в том, что и зрителям, и детям, которые у нас находятся, по каким-то причинам кайфово. Здесь нет ощущения горя. Я понимаю, что если мы живем на этом свете, то мы должны испытывать счастье. Педагоги и социальные работники часто забывают об этом. Поэтому мы открыли Школу цирковой педагогики, в которой делимся своим опытом. Мы рассказываем о простых вещах, например, о том, что в детском кружке можно убрать со стен висящие там ужасные флаги и плакаты и подумать о творческом оформлении пространства. Для это не нужно много денег, а нужно внимательно посмотреть вокруг себя, увидеть красоту и поэзию.

Причем, оказывается, что это очень заразительно. Когда я вижу картину, я вдохновляюсь ею, и во мне что-то происходит. Здесь точно так же. Например, на мастер-классе во Владивостоке мы познакомились с прекрасной девушкой, которая вдохновилась нашей идеей. И сейчас она открыла небольшой центр для детей-аутистов, где педагоги занимаются с ними с помощью цирковых методов. Есть такие проекты и в других городах, хотя далеко не во всех - например, в Москве нет ничего похожего.

Социальная бизнес-модель

В начале двухтысячных годов в нашей стране уровень понимания задач социальных организаций и того, как люди могут их создавать, был очень низким. Поэтому были замечательные амбассадоры из Европы и Америки, которые приезжали сюда и обучали людей, нуждавшихся в советах и помощи. Сейчас мы перешли на другую ступень развития - мы говорим о социальной организации как о бизнес-модели. Но под бизнесом я понимаю не способ заработка денег, а дальновидную стратегию, рассчитанную на успешность проекта, на его качество, на результативность попыток изменения общества.

Похоже, что в этом смысле все становится лучше, несмотря на сложности, окружающие нас. И у некоммерческих организаций есть выбор: развиваться или нет. Правда, часто мы не хотим ждать - хотим получать результат здесь и сейчас. Мы забываем о том, что для развития нужно время. Чтобы менять педагогику, менять подход, менять общество, мы должны запастись терпением. Мы должны хотя бы начать разговор об изменениям — и тогда позже будут поступки».

Справка

Упсала-Цирк — социальный проект, который осуществляется в Петербурге с 2000 года. Его название образовано от хулиганского междометия «упс» и мелодичного слога «ла». Цирк работает с детьми из групп социального риска, а также с детьми с ограниченными возможностями. Здесь дети и подростки получают опыт, альтернативный уличной жизни, и возможность в дальнейшем применять полученные знания. В спектаклях, которые ставит команда Упсала-Цирка, соединяются акробатика, жонглирование, модерн-танец, пантомима, паркур и брейкданс.