Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Атланты расправляют плечи
Материалы выпуска
Атланты расправляют плечи Рынок Умный город – не слишком полезная игрушка? Инструменты «Чтобы развивать образование, нужен высокий уровень альтруизма» Экспертиза Музы против пьянства и алкоголизма Инструменты Что мы можем противопоставить агрессии Решения
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Атланты расправляют плечи
Компании новой экономики Петербурга демонстрируют первые успехи, значимые в масштабе города
В новой экономике Петербурга уже образовалось несколько компаний — мировых лидеров. Они стали главными работодателями на рынке производственных специалистов Петербурга.
Разработчик систем управления роботами, компания "Роботикум", - один из примеров новой экономики Петербурга (Фото: Компания "Роботикум")

Дитя IT

Ключевую роль для всех сегментов новой экономики играет сфера IT. «IT, программирование, является основой всего нового технологического уклада, — сформулировал общее мнение опрошенных РБК Петербург экспертов глава софтверной ассоциации НП «Руссофт» Валентин Макаров. — Потому что новый уклад базируется на конвергенции информационных технологий с отраслевыми в разных сферах экономики». В сущности, сама новая экономика в значительной степени является порождением IT.

Валентин Макаров, "Руссофт". (Фото: РБК Петербург)

Ввиду этого обстоятельства и при отсутствии общепринятого определения понятия «новая экономика» мы вслед за большинством экспертов понимаем под этим термином совокупность новых направлений, секторов или сегментов (в существующих отраслях экономики), порожденных новыми технологиями, использующими IT в качестве ключевого элемента».

Больше, чем лом и сигареты

Корректная статистика экспорта продукции петербургских компаний, — не учитывающая нефть, нефтепродукты, зерно, круглый лес и ряд других товаров, которые практически не производятся в Петербурге и главным образом завозятся в город в целях экспорта (или просто приписаны к городу), но зато учитывающая данные НП «Руссофт» по экспорту IT-продукции петербургских компаний, — выводит IT на первое место в городском экспорте.

По данным Российского экспортного центра за вычетом указанных «непетербургских» товаров, экспорт из Петербурга в 2016 году составил 5,3 млрд долларов. Экспорт IT, по данным «Руссофт», составляет около 1,7 млрд долларов, или порядка четверти (24%) от всего объема реального петербургского экспорта. Это в полтора раза больше экспорта четырех следующих по объему товарных групп вместе взятых (лом черных металлов, легковые автомобили, сигареты, газетная бумага).

На фоне общего падения петербургского экспорта на 19% к 2015 году во многих направлениях новой экономики экспорт растет быстрыми темпами (в некоторых направлениях он в десять и более раз превышает рост объемов производства).

Например, по данным Комитета по промышленной политике и инновациям Петербурга (КППиИ), в 2016 году произошло удвоение объема экспортных контрактов Группы «Кронштадт» в сотрудничестве с корпорацией «Вертолеты России» и «Рособоронэкспортом»: поставки авиационных тренажеров и технических средств обучения пилотов вертолетов в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии составили более 30 млн долларов.

Космополитизм и скрупулезность

Успехи IT-экспорта Валентин Макаров объясняет наиболее высоким, по сравнению со всеми другими городами России, включая и Москву, уровнем развития офшорного программирования в Петербурге. Это обстоятельство обусловлено, по мнению главы «Руссофта», ментальной близостью Петербурга к Европе:

«Мы настолько интегрированы в мировую культуру, что лучше других городов России приспособлены для сотрудничества с зарубежными компаниями. По этому параметру у нас самый низкий в России барьер». Москва, по его словам, больше ориентирована на федеральный бюджет и на заказы крупных российских компаний, ставших международными — «Яндекс», «Лаборатория Касперского», Luxoft, EPAM Systems и др.

Большое значение, как считают эксперты, имеет и еще одно обстоятельство — уже национального масштаба. «У русских людей есть склонность к интеллектуальному перфекционизму, вниманию к мелочам. Это очень важно для того, чтобы довести алгоритм до ума, отполировать его. В нашей области эта скрупулезность позволяет находить пути получения результата», — считает руководитель Лаборатории алгоритмов мобильных роботов в JetBrains Research Кирилл Кринкин.

Валентин Макаров с этим согласен: «Особенность российского менталитета и советского опыта — разрабатывать новые решения, которых нет ни у кого. А потом кто-то другой эти решения тиражирует».

Наука продавать продукты

Высокий уровень развития IT в Петербурге, вполне закономерно, привел к появлению в городе мировых лидеров в отдельных сегментах новой экономики.

«Наша ниша в мировом разделении труда в IT — это высший уровень сервисного программирования — high-end solutions. Это решения, разрабатываемые на стыке математики, биологии, химии, физики и т.д. Мировые компании заказывают нам разработку конечных продуктов, которые они потом под своими брендами продают по всему миру. Некоторые наши специалисты настолько хорошо научились разрабатывать конечные продукты, что в какой-то момент сами стали создавать собственные продуктовые компании», — объясняет Валентин Макаров.

Подобных историй немало. В 2000 году петербургским программистам из софтверной компании TogetherSoft — Сергею Дмитриеву, Евгению Беляеву и Валентину Кипяткову пришла в голову мысль облегчить жизнь профессиональным разработчикам программ. Те программы-инструменты, которыми пользовались тогда разработчики, страдали многочисленными дефектами, и три энтузиаста, опираясь на собственный опыт, решили предложить коллегам более качественные средства программирования.

Расчет оправдался: уже первый их продукт — интегрированная среда разработки программного обеспечения (IDE) IntelliJ IDEA, более прогрессивная, чем аналоги, отвечавшая потребностям новых поколений программистов, — быстро стал популярным. В результате созданная Дмитриевым, Беляевым и Кипятковым компания JetBrains быстро пошла в гору, и в 2003 году выдержала конкуренцию с мощным противником — бесплатным продуктом Eclipse, выпущенным в открытый доступ компанией IBM. Другие продавцы платных средств программирования эту борьбу проиграли, и сейчас JetBrains — мировой лидер рынка профессиональных инструментов разработки.

Переход из сервисного бизнеса в продуктовый очень сложен, замечает Валентин Макаров. Известно немало случаев, когда успешная сервисная компания, разработавшая собственный востребованный на рынке продукт, не смогла создать конкурентоспособную продуктовую «дочку».

«У них бизнес построен по-разному. Для продуктовой компании главное — не произвести, а продать. Поэтому основные силы и средства такие компании тратят не на разработку продукта, а на организацию системы продаж. И тут таланты маркетологов, менеджеров по продажам зачастую даже более важны, чем навыки разработчиков продуктов», — объясняет Валентин Макаров.

Умением продавать россияне никогда не отличались, поэтому успехи продуктовых компаний в Петербурге гораздо скромнее, чем сервисных — у них меньше и обороты, и экспорт, и численность сотрудников.

Яркий пример компаний, представляющих это меньшинство, сумевших пробиться в мировые лидеры, — петербургская ГК «Транзас». Основанная еще в 1990 году небольшой группой профессиональных моряков и инженеров, компания одной из первых предложила международному рынку электронные картографические системы. Поскольку рынок их высоко оценил, «Транзас» быстро завоевал долю в сегменте морских навигационных тренажеров.

Сейчас ГК «Транзас» является мировым лидером в трех нишах: занимает 35% глобального рынка электронно-картографических навигационных информационных систем (ЭКНИС), 45% рынка профессиональных морских тренажеров и около 25% рынка систем управления движением судов (СУДС).

Еще одним флагманом петербургского IT-кластера эксперты называют ГК «ЦРТ» (включает компании «Центр речевых технологий», «ЦРТ-инновации» и SpeechPro), работающую в сегменте интеллектуальных систем (обработка BigData, распознавание образов).

«Мы исторически занимались голосом [распознаванием человеческой речи. — Ред.], но с появлением современной математики, глубоких нейронных сетей мы буквально за несколько лет создали движок, один из лучших в мире, в частности, в области видеобиометрии», — говорит генеральный директор ООО «Центр речевых технологий» Дмитрий Дырмовский.

Один из самых известных примеров использования продукта ЦРТ — система распознавания по лицам посетителей петербургского стадиона «Петровский». «Система доказала свою эффективность — ежегодно десятки хулиганов не допускаются на матчи», — утверждает Дмитрий Дырмовский.

Герои новых ниш

По мнению основателя и председателя совета директоров системного интегратора ГК Digital Design, генерального директора компании Raidix (входит в ГК) Андрея Федорова, успеху петербургских компаний новой экономики способствует (помимо высокого уровня развития IT) специфическая особенность этого рынка — обилие ниш. Их занимают те, кто сумел первым предложить миру востребованный продукт.

Спрос на такие нишевые продукты в количественном выражении относительно невысок (по сравнению с массовыми продуктами для миллионов), так что если первопроходцу удается поддерживать высокое качество, то острого соперничества не возникает — потенциальным конкурентам выгоднее искать другие, не занятые еще ниши.

Подобных всемирных героев новых ниш в Петербурге, как утверждает Валентин Макаров, насчитывается несколько десятков.

Типичным примером успеха в новой нише можно считать компанию Raidix. «Мы работаем в сегменте BigData, нам удалось предложить рынку хорошие программы для хранения большого объема данных для потребителей, которым требуется высокая скорость обмена, — рассказывает гендиректор Raidix Андрей Федоров, — в первую очередь для киношников. В нише программно определяемых систем хранения данных для видеоконтента мы стали одним из мировых лидеров и вместе с партнерами, использующими наши программы для создания систем хранения данных, успешно конкурируем с крупнейшим в мире производителем таких систем компанией EMC, российский центр разработки которой располагается в Петербурге. Компании Голливуда часто выбирают системы, построенные на базе Raidix, поскольку они лучше подходят для создания кино, чем системы конкурентов. У нас есть партнерское соглашение с крупнейшим мировым производителем дисковых накопителей Western Digital. Мы производим для него программное обеспечение и вместе продвигаем готовый продукт на мировые рынки».

По словам Андрея Федорова, программы Raidix также востребованы в системах видеонаблюдения, для хранения данных в суперкомпьютерах. «Мы единственные в России, кто умеет делать такие программы, а в мире таких компаний всего пять-шесть», — утверждает он.

В то же время продукт Raidix — нишевый. «Когда системный интегратор собирает монтажную студию и продает ее Голливуду за 5 млн долларов, наша доля составляет только 1,5 тысячи долларов. Но без нас им не обойтись», — уверен Андрей Федоров.

Уникальные по мировым меркам

Целый ряд компаний хоть и не стали мировыми лидерами, но разработали уникальные по мировым меркам технологии и применяют их на практике.

Так, по словам вице-президента по международному развитию и R&D компании BIOCAD Романа Иванова, специалистами его компании создан ряд уникальных лекарственных препаратов, применяемых при онкологических заболеваниях.

Например, BCD-100, препарат для иммунотерапевтического лечения меланомы кожи. Он относится к совершенно новому классу соединений, заставляет иммунную систему онкологического больного начать самостоятельное уничтожение клеток злокачественных опухолей. «Потенциал таких препаратов огромен, потому что они эффективны примерно для 40% онкологических больных», — утверждает Роман Иванов. А петербургский НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова разработал уникальную, по его словам, методику в области персонализированной терапии, позволяющую назначать онкологическим больным лечение в соответствии с их генетическими особенностями.

Игорь Широков, гендиректор компании Lace, работающей в сегменте интернета вещей, говорит, что его компания разработала конкурентоспособную на мировом рынке технологию, позволяющую получать данные с огромного количества сенсоров и использовать их в управлении городским освещением, мониторинге окружающей среды, организации «умного» сельского хозяйства (состояние почвы, влажность и т.д.). Компания продает свой продукт в Англии, США и Италии.

Целый ряд компаний, разработавших уникальные, по признанию специалистов, технологии в новых нишах, не стали мировыми лидерами просто потому, что сами ниши еще не получили мирового признания.

Так, петербургский разработчик систем управления роботами ГК "Роботикум" предложил рынку технологию, призванную решить одну из сложнейших мировых проблем в двигателестроении. Эта технология позволяет роботизировать ключевую операцию в процессе производства двигателей — финишную полировку лопаток двигателей, которая до сих пор осуществляется вручную. Директор по инновационному развитию крупнейшего в России двигателестроительного концерна НПО «Сатурн» Дмитрий Иванов подтвердил РБК Петербург эффективность разработки ГК "Роботикум".

Возможность захвата упущена

Прогнозировать будущее развитие даже своих сегментов рынка, а не то что всей новой экономики, опрошенные РБК Петербург эксперты соглашаются с трудом.

«Наука и производство развиваются с каждым десятилетием все быстрее и быстрее, потому делать прогнозы на 20-30 лет невозможно, — выражает мнение многих экспертов генеральный директор и владелец компании «Тидекс» (производит оптические компоненты и приборы для науки и промышленности) Григорий Кропотов. — В нашей отрасли, в фотонике, ситуация точно непредсказуема».

Григорий Кропотов, "Тидекс". (Фото: Пресс-служба)

При всей непредсказуемости можно утверждать, что в ряде новейших сегментов мировой экономики Россия отстала безнадежно. «Обозначенную в дорожной карте AeroNet возможность захвата к 2035 году многих направлений мирового рынка беспилотников мы уже безвозвратно упустили, — заявил на заседании Совета национальной технологической инициативы в феврале т.г. глава рабочей группы AeroNet и генеральный директор ГК «Геоскан» Алексей Семенов (ГК производит в Петербурге беспилотные аэрофотосъемочные комплексы). — Например, в потребительском секторе этого рынка лидерство ушло в Юго-Восточную Азию, там уже миллиардные объемы производства беспилотных аппаратов».

По мнению А. Семенова, перспективы сохраняются лишь в четырех направлениях: перевозка грузов, сельское хозяйство, дистанционное зонирование Земли, поиск и спасение людей.

У российских производителей есть перспектива в нескольких направлениях рынка "беспилотников". (Фото: ГК "Кронштадт")

Глобальное отставание России в сегменте беспилотников подтверждает и бывший руководитель авиационного направления ГК Кронштадт (входит в АФК «Система») Вадим Смирнов:

«Хотя Россия по уровню использования беспилотных систем находится на четвертом-пятом месте в мире, отставание от лидеров рынка — США и Израиля — в разработке и производстве беспилотников составляет порядка 15-20 лет».

Игорь Широков говорит о трудностях в промышленном изготовлении своих комплексов — в Петербурге их произвести не могут: «Мы разрабатываем базовые станции, платформенное программное обеспечение и конечный девайс (устройства). Производим в Китае. Там все получается проще и быстрее, чем у нас. Конкурировать с ним бессмысленно».

Впрочем, в некоторых компаниях, занимающихся робототехникой, утверждают, что относительно простые машины возможно производить в Петербурге.

Взлететь вместе с рынком

Лучше всех себя чувствуют компании вроде JetBrains, имеющие сильно диверсифицированную — по странам и отраслям — клиентскую базу, потому что экономические трудности в одних странах и отраслях компенсируются ростом в других.

«У нас нет продуктов отдельно для финансового рынка и отдельно — для нефтедобывающего. Мы не всегда знаем, в какой стране сидят люди, покупающие наш софт. Поэтому локальные кризисы на делах компании не сказываются. Мы видим глобальный тренд, который можно описать так: все хорошо», — исполнен оптимизма CEO компании Максим Шафиров.

Дмитрий Дырмовский тоже уверен в «своих» трендах: «Биометрия, распознавание и искусственный интеллект — это, однозначно, растущие тренды на 20-30 лет. Сейчас все эти технологии находятся в различной степени проработки, но за ближайшие 20 лет они войдут в нашу жизнь так же прочно, как сотовая связь, интернет и электронная почта».

Перспективы нишевых продуктов петербургских компаний в значительной степени связаны с судьбой самих этих ниш. Нередко бывает, что ввиду самых разных обстоятельств спрос на эти ниши неожиданно резко возрастает, и в этот момент производители соответствующих продуктов превращаются в крупных игроков.

Так, когда электронные морские карты вытеснили бумажные и стали по международным правилам обязательными для применения в судоходстве, компания «Транзас» резко пошла в гору.

Подобное развитие событий возможно во многих сегментах новой экономики. Например, Вадим Смирнов утверждает, что в ближайшие годы мировой рынок беспилотников будет уверенно расти. «На рубеже 2020 года произойдет серьезный технологический скачок и качественный перелом — радикально увеличится количество беспилотных систем, — убежден Вадим Смирнов. — Широкое распространение получат крупногабаритные беспилотники, помимо нынешних маленьких дронов. Расширяется область применения беспилотников. Соответственно, появляются потребности в новых системах управления ими — АСУ, системах предотвращения столкновений в воздухе, системах связи и т.д. Петербургские специалисты вполне способны этот спрос удовлетворить».

Гендиректор Raidix видит для себя вдохновляющую перспективу в стремительном развитии мирового рынка видеонаблюдения. «Он растет гигантскими темпами — в прошлом году вырос на 40%, — утверждает Андрей Федоров. — В России этот тренд проявляется в реализации программ «Безопасный город». Но если у нас эти программы внедряются ни шатко ни валко, то в мире аналогичные программы чрезвычайно востребованы».

«Недавно мы работали в двух городах Южной Кореи, которые закупили наши системы хранения, — приводит Андрей Федоров пример успешного экспорта продукции Raidix. — Стоимость этих систем составила около 30% от всех затрат на городскую систему видеонаблюдения. Этот рынок дает нам возможность очень хорошо зарабатывать. В США каждый полицейский ходит с постоянно включенной видеокамерой, собранная информация потом накапливается на дисках, что стимулирует постоянный рост рынка систем хранения данных».

Будет энергично развиваться и основа новой экономики — сфера IT. «IT-отрасль в Петербурге имеет хорошую перспективу, — считает Максим Шафиров. — Сейчас в городе развиваются софтверные бизнесы самого разного профиля. Есть инновационные стартапы, классический IT-аутсорсинг, госразработка. Есть и хорошие площадки для подготовки программистов — СПбГУ, ИТМО, университет РАН».

Развитие IT будет подпитывать и все остальные сегменты новой экономики Петербурга.

Новая экономика меняет Петербург

Новая экономика оказывает все большее влияние на городскую экономику. В частности, рост сферы IT стал заметно менять сферу высшего образования.

Если раньше многие петербургские вузы не особенно заботились о соответствии своих программ потребностям экономики, то сейчас под давлением IT они вынуждены перестраивать систему подготовки специалистов.

В эту систему стали активно вмешиваться будущие работодатели, в том числе своими магистерскими программами, реализуемыми вместе с профильными вузами.

Развитие новой экономики принципиально сказалось на рынке труда. По данным рекрутингового агентства HeadHunter за 2016 год, сфера «IT, телеком» занимает второе место (10,6%) в структуре вакансий на рынке труда Санкт-Петербурга, опережая все остальные профессиональные сферы, кроме «Продаж» (20,9%). «В отраслях с более или менее сложными технологиями IT является основным источником новых рабочих мест», — утверждает президент «Руссофта».

Cейчас зарплата IT-специалистов в среднем в два раза превышает уровень оплаты труда в традиционных отраслях. Дальнейшее развитие новой экономики приведет, по прогнозу Валентина Макарова, к заметному росту среднего уровня оплаты труда в городе.

«Вырастет также объем потребляемых в Петербурге услуг (образование, здравоохранение, туризм, спорт и т.д.)  и, соответственно, будет увеличиваться число рабочих мест в сервисных отраслях».