Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Почему у России есть шансы в робототехнике?
Материалы выпуска
Семь истин о цифровом Петербурге Инновации Пошить и сжечь? Рынок Почему у России есть шансы в робототехнике? Инновации Производители Philips «тянут» в Россию добавленную стоимость Экспертиза «Мы создаем систему единого управления объектами» Экспертиза Петербург бросает вызов мировым центрам медицинского туризма Рынок Здоровье вместо all inclusive Экспертиза Портрет в интерьерах сделки Решения Эффект Мурино: почему вместо магистрали получился сельский скотопрогон Экспертиза
Инновации Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Почему у России есть шансы в робототехнике?
Кирилл Кринкин, руководитель Лаборатории мобильных роботов в JetBrains Research

На мировой технологической карте робототехника — горячая точка. Ясно, что все рутинные операции, которые сегодня делает человек, в обозримом будущем станут делать роботы. Поэтому в этой области сосредоточены усилия ученых, конструкторов, промышленников, инвесторов, даже юристов и законодателей всей планеты. И если разделить робототехнику на две большие сферы, то в первой Россия, по-моему, слишком серьезно отстала, а во второй — имеет неплохие шансы.

Первая сфера — сложное производство роботизированных механизмов, устройств, процессоров — точно не является нашим сильным местом.

У нас очень слабые позиции на мировом рынке производства роботов. Мне кажется, отставание было заложено в тот момент, когда мы решили строить полностью самостоятельную индустрию, в отрыве от остального мира. Локальная деятельность в таких сложных случаях обречена на неудачу.

Во второй сфере, не связанной с изготовлением «железа», а связанной с разработкой алгоритмов и программного обеспечения для роботов, у нас, мне кажется, есть отличные перспективы, поскольку наши программисты вполне способны работать на мировом уровне в том числе, в исследованиях.

Перспективы в исследованиях есть уже потому, что область неизвестного в робототехнике велика, как вселенная. То, что человечество сегодня знает о роботах — как они будут функционировать вообще и в отдельных сферах их применения — составляет порядка 1%. Область, которой занимается наша лаборатория, называется SLAM — упрощенно говоря, это технологии машинного зрения и навигации, а также автономного поведения роботов в неизвествном окружении.

Мы изучаем то, как роботы видят и ориентируются в пространстве. Самый простой пример — робот-пылесос: он легко ориентируется в комнате, пока в ней ничего не меняется. Но когда в этом пространстве перемещаются люди и предметы, ему уже приходится сложно.

Робот не человек, и ему довольно трудно решать задачи, являющиеся для человека примитивными, например — роботу трудно понять, сколько он проехал, если сначала покрытие было асфальтовым, а потом начался лед, переходящий в лужи.

Так вот, мы начали около трех лет назад с чистого листа и сейчас получаем первые результаты — пока скромные, но сравнимые с результатами, полученными в лабораториях международного уровня. Наши выводы, грубо говоря, такого же качества, как у большинства мировых исследователей, в том числе, работающих давно.

Участвуя в международных конференциях, я вижу, что наших исследователей отличают научный перфекционизм и скурпулезность — стремление погружаться в какую-то одну задачу, изучать ее до самых мелких деталей и достигать более глубокого, чем у других, понимания.

Многие могут работать быстро и производить красивые, но поверхностные, решения — когда начинаешь в них разбираться, то нередко видишь, что это шелуха, нужная только для публикаций.

России, на мой взгляд, нужно фокусироваться в технологической области на исследованиях, в которых требуется работать долго и не ждать быстрых результатов. Именно такая работа может вывести на прорывные технологии, и в области робототехники ей есть место.