Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Мы будем отставать не в силу старых технологий»
Материалы выпуска
Петербуржцы не готовы к «капсульному» жилью Рынок Неровная передовая Инновации «Мы будем отставать не в силу старых технологий» Экспертиза «BIM-технологии принципиально сокращают стоимость строительных проектов» Инновации
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Мы будем отставать не в силу старых технологий»
О технологическом прогрессе в российском строительстве и его ограничителях.
Генеральный директор компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Михаил Возиянов

Строительству, наряду с энергетикой или, скажем, сельским хозяйством, предсказывают радикальные изменения под воздействием новейших технологий. Но как именно эти изменения будут происходить? Как, например, будет выглядеть строительство 16-этажного жилого дома с помощью 3D-принтера? О прогрессе в строительной отрасли, эволюции понятия «умный дом», о планировках-трансформерах, а также о том, что пока мешает застройщикам применять новейшие материалы и технологии, в интервью РБК+ рассуждает генеральный директор компании «ЮИТ Санкт-Петербург» Михаил Возиянов.

Светлое будущее панельной застройки

Судя по внешнему облику зданий, технологии строительства в крупнейших российских городах не особо меняются: как строили 10-15 лет назад, так и строят сегодня. Мы сильно отстаем от более развитых рынков?

Не соглашусь: прогресс, на мой взгляд, есть, и существенный. Это очевидно любому профессионалу, который давно работает в отрасли.

Я очень хорошо помню, как в середине 1990-х годов мои знакомые привозили бригаду из Англии, чтобы сделать в квартире евроремонт, просто потому, что людей, которые владели бы соответствующими технологиями — ну, к примеру, могли бы элементарно развести пластиковые трубы, — здесь было невозможно найти. Однако прошло совсем немного лет, и изменилось буквально всё. Сегодня мы как девелопер имеем подрядчиков, которые в полной мере владеют новейшими технологиями, используют современные материалы и оборудование; у них есть люди — инженеры, рабочие — с соответствующей квалификацией. В этом смысле мы не отличаемся от той же Финляндии, с которой мне как представителю финского концерна сравнивать проще.

20 лет назад подобное было невозможно вообще, 10 лет назад — очень сложно, сейчас — это обыденность. Мы можем заказать любые виды работ, и их сделают с достойным — на европейском уровне — качеством. Конечно, в том случае, если хорошо контролировать процесс, грамотно выбирать подрядчиков и проектантов.

Раз вы упомянули проектантов, расскажите, какие изменения происходят в сфере строительного проектирования; какими достижениями вы пользуетесь сами и как это сказывается на конечном результате?

С точки зрения проектирования, ключевой сдвиг — переход на безбумажные технологии, которые еще называют BIM-технологиями (от англ. Building Information Modeling. — Ред.). Уже сегодня наше стандартное требование при заключении контракта на проектирование — использование подобных технологий. Нам в итоге должны представить не просто распечатанную документацию, но 3D-модель, которую можно было бы загрузить в информационную систему компании. Она позволяет нам работать с проектами в целом, включая закупочные и тендерные процедуры, расчет смет и управление строительством. Конечно, еще не все проектировщики умеют работать с BIM-технологиями, их широкое использование только начинается. Но сдвиг произошел, и я думаю, что в ближайшие годы на подобные технологии перейдет вся отрасль.

Наряду с 3D-моделированием обычно обсуждают и перспективы применения в строительстве 3D-печати. Недавно в России с помощью 3D-принтера был построен целый дом! Насколько это потрясет основы строительства?

Безусловно, за подобными технологиями будущее. Другой вопрос, как наши сегодняшние представления о прогрессе будут воплощаться в реальность. Например, как будет выглядеть процесс строительства 16-этажного дома с помощью 3D-принтера? Будет ли это такое огромное — возможно, больше самого дома — устройство, которое привозят, собирают на месте, используют для строительства, а потом разбирают и увозят? Или речь пойдет о том, что будут модернизироваться производства — те, что мы называем ДСК, — таким образом, чтобы использовать технологию, похожую на 3D-печать. А сама сборка будет производиться на месте более-менее традиционным способом…

Мне кажется, что скорее можно предположить последнее. Когда-то наша отрасль по разным причинам качнулась от кирпичного и панельного домостроения к монолитному, которое сейчас доминирует на рынке. Возможно, следующий цикл — это новые панельные технологии высокой степени сборности, когда на стройплощадку в готовом виде поставляются целые элементы здания с уже разведенными инженерными коммуникациями. Это гораздо больше похоже на конструктор, чем те панели, к которым все привыкли. И это обещает быть гораздо более качественным продуктом, потому что его рождение происходит на совершенно ином технологическом витке.

Хотите инноваций — меняйте нормативы

При этом детали конструктора могут быть самыми разными. Например, при обсуждении сноса пятиэтажек в Москве в качестве одного из вариантов реновации предлагалось возведение современных многоэтажных деревянных домов. Один из конкурентов ЮИТ в Финляндии имеет подобный опыт: строительство представляет собой сборку на месте уже готовых блоков, напоминающих каюты круизного лайнера. Возможно что-то подобное в России?

Здесь несколько элементов. Первый элемент — модульность, второй — высокая степень заводской готовности и, наконец, третий элемент — применение новейших материалов на основе дерева. Последний фактор связан с государственными приоритетами в финском понимании.

Я несколько лет назад общался с их министром, который занимается build environment. По самому названию понятно, что человек отвечает не только за естественную окружающую среду, но и, скажем так, за среду искусственно созданную. Я задал вопрос: «Каковы ваши основные задачи?» Министр ответила, что одна из них — развитие многоэтажного деревянного домостроения.

Финны долгое время прорабатывали этот вопрос на уровне государства. Чтобы позволить себе подобное строительство, требуется существенное изменение большого комплекса норм — пожарных, строительных и так далее. Требуются также архитекторы, которые работают с подобными проектами. Речь ведь идет не просто о том, чтобы приколотить к фасаду деревяшку, покрашенную негорючей смесью, а о длительном системном процессе, в котором заинтересовано государство.

У нас подобные новации идут очень медленно и сложно, потому что пожарные — это отдельный мир, строители — отдельный, а еще есть Роспотребнадзор, который также должен сказать свое слово. У всех свои нормативы, СНиПы, СанПиНы, которые чрезвычайно трудно объединить. Но определенная перспектива есть — в России много дерева и могут быть заинтересованные регионы, в которых подобное строительство имеет экономический смысл.

Помимо реинкарнации дерева, какие еще материалы, созданные на основе современных технологий, можно было бы сегодня использовать?

У нас, в основном, продолжают доминировать классические материалы — железобетон, металл, стекло. Внедрение новейших материалов (среди которых стало много полимерных, композитных) ограничено существующей нормативной базой. Проблема в том, что пока в СНиПах нет методики по конкретному материалу, невозможно рассчитать его несущие, противопожарные или еще какие-то свойства. А значит, невозможно использовать в строительстве. Впрочем, помимо нормативной базы, часть материалов не может быть использована и из-за ценового фактора — они слишком дорогие.

Помимо собственно строительных технологий и материалов, отдельное направление новаций — гибкие планировочные решения, которые можно менять, что называется, «по ходу пьесы». Вы собираетесь их использовать?

В Финляндии концерн ЮИТ такие решения уже широко использует. Это то, что называется планировками «смарти», их можно менять уже в процессе проживания. Мы тоже работаем над такими решениями, я полагаю, что будущее за ними. Дополнительная гибкость и эффективность использования пространства будет востребована все больше.

В чем суть подобных решений?

Суть в том, что любая квартира может быть преобразована по желанию хозяев. Скажем, родился ребенок, и появилась необходимость выделить отдельное пространство. Для этого не всегда требуется менять квартиру. Это один аспект. Второй аспект — собственно говоря, вопрос эффективности использования квадратных метров. Он, может быть, даже более важный. Мы в массе своей используем пространство недостаточно эффективно. С этой точки зрения, рациональный выбор — возможность платить за меньший метраж при том же (а чаще и более высоком) уровне комфорта, как при покупке, так и в ходе эксплуатации жилья — будет перевешивать все прочие соображения, в том числе устойчивые стереотипы.

Если говорить более конкретно, то принятые в Финляндии решения «смарти» подразумевают, в частности, применение изготовленных специальным образом под конкретную квартиру шкафов-секций, с их помощью зонируется пространство. Эти шкафы можно при необходимости передвинуть или убрать, меняя таким образом планировку.

Технологии стремительны, но монополисты — неподвижны

Давайте поговорим об инженерных системах. Какие тенденции вы бы отметили на этом фронте?

Раньше нам виделось некое абстрактное будущее, в котором мы будем проектировать и строить умные дома: ты заходишь, включается свет, раздвигаются занавески и так далее... Если посмотреть в настоящее, то ситуация развивается не совсем так, как виделось. Элементы «умного дома» появляются, но не путем интегрирования в проект — само здание остается классическим. Нет смысла строить дом, накрепко связанный с технологией 2017 года, которая через 3-4 года просто устареет — настолько быстро сейчас происходят изменения.

Если бы мы 10 лет назад спроектировали и встроили в каркас здания, условно говоря, айфон первой модели, то сегодня отчаянно ломали бы голову над тем, как заменить его на 7-й, а еще через несколько лет — на 10-й. Разнообразные умные приборы, датчики, сенсоры — это поверхностная оболочка, подобные системы сегодня легко проектируются, встраиваются и «апгрейдятся» отдельно.

Отдельное направление новаций в мире — использование альтернативных источников энергии (к примеру, солнечных панелей как разновидности крыши), эффективное использование ресурсов (их очищение, повторное использование и так далее). Насколько это актуально для России?

Когда мы строим не индивидуальный коттедж, а многоквартирный дом в городе, то общаемся с монополистами. И здесь возникает проблема: монополисты — суперконсерваторы. Совмещение инновационных решений с классическими схемами, которые нам навязывают, зачастую невозможно в принципе. Если попытаться, то это приведет, скорее всего, только к удорожанию строительства и к более сложным взаимоотношениям с монополистами. Более ни к чему.

Это ли не повод где-то отказываться от услуг монополистов и переходить на самообеспечение? Ведь есть уже подобные примеры — компании проектируют и строят автономные системы водоснабжения и канализации, используют высокотехнологичные газовые котельные для самостоятельной выработки электроэнергии и отопления жилых комплексов…

Все примеры, которые я знаю, — вынужденные. Они не связаны с инновациями как таковыми, а представляют собой пример разумного, с экономической точки зрения, девелопмента. Если где-то обеспечение конкретного участка инженерной инфраструктурой от монополиста дороже, чем использование автономных систем, почему бы их не использовать. Но это не относится к осмысленному внедрению, скажем, пассивных домов или достижению энергоэффективности класса «А» по европейской градации.

Для российских строителей энергоэффективность как таковая вообще-то имеет значение?

Сейчас наши нормативы стали гораздо жестче. Есть и налоговое стимулирование. В частности, у нас есть примеры строительства энергоэффективных (по российской классификации) домов, которые позволяют освободиться от налога на непроданные квартиры.

Нужно признать: в области энергоэффективности мы действительно отстаем, регулирование на Западе ушло далеко вперед. Причем именно регулирование там было основным драйвером изменений, которые богатые общества могут позволить себе в большей мере.

Мы будем отставать не в силу технологической невозможности; не потому, что не понимаем передовых принципов работы, а в силу того, что наш потребитель не готов заплатить дополнительные несколько сотен евро на квадратный метр за красивые энергоэффективные решения.

Будем надеяться, что мы придем к таким красивым решениям в будущем. Но не потому, что нам их просто навяжут, а потому, что люди в стране будут больше зарабатывать.