Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Учение – непрерывный свет
Материалы выпуска
Учение – непрерывный свет Инструменты Не прайсом единым Рынок В Ленобласти открылось сборочное производство немецких смесителей Решения Охрана в стиле хай-тек: технологии против преступлений Инновации
Инструменты Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Партнер статьи:
Учение – непрерывный свет
Специалист новой экономики должен учиться с пеленок и до пенсии.
Санкт-Петербургский Международный форум труда

«Мы загнали себя в те рамки, в которых не сможем давать конкурентное, по мировым меркам, образование», -- категорично высказался генеральный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон на дискуссии о вызовах системе профессионального образования, состоявшейся на Санкт-Петербургском Международном форуме труда при поддержке «РБК Петербург». Его оценку разделяют многие работодатели: точечные изменения, происходящие в российских вузах и школах, не адекватны тектоническим сдвигам, которые переживает мировой рынок труда вследствие технологической революции. Механизмы подготовки кадров должны не просто обновиться, а стать принципиально другими – иначе и кадры, и система образования, останутся за бортом.

Генеральный директор НИПК «Электрон» Александр Элинсон (Фото: Александр Николаев/Интерпресс)

Мы не знаем, кто нам будет нужен

Ключевую особенность новой эры на рынке труда участники дискуссии описали так: технологии меняются настолько быстро, что вузы в принципе не способны готовить специалистов, обладающих актуальными компетенциями. «Университет не может физически успевать за теми велениями времени, за теми новыми запросами от промышленности, которые поступают очень часто», -- уверен генеральный директор СПб Центра разработок Dell EMC Вячеслав Нестеров.

Генеральный директор Санкт-Петербургского центра разработок Dell EMC Вячеслав Нестеров (Фото: Александр Николаев/Интерпресс)

Другим следствием слишком быстрых технологических изменений является непредсказуемость самой потребности бизнеса в кадрах – ни по числу специалистов, ни по их профилю. «Мы никогда не спрогнозируем, какие новые профессии появятся, и какие будут наиболее востребованы через несколько лет», -- утверждает вице-президент BIOCAD Александра Глазкова и добавляет: «Ни одна компания, а тем более отрасль, не может точно сказать, сколько специалистов ей будет нужно через 25 лет. Обычно прогноз делается на 2-3 года вперед».

Вице-президент BIOCAD Александра Глазкова (Фото: Александр Николаев/Интерпресс)

​Однако за такой короткий срок вузы физически не могут перестроить подготовку студентов.

Работодатель «рулит»

В такой ситуации необходимо менять сам подход к системе подготовки кадров, уверены эксперты. В качестве одного из элементов модернизации вузовской системы они называют дополнительное образование – реформированную систему магистерских программ. Программы, разработанные для специалистов новых профессиональных областей, есть и сейчас, но их составляют, как правило, сами вузы, а это неправильно, утверждают представители бизнеса.

Конкретным специальностям должны обучать работодатели - они гораздо быстрее, чем вузы, способны реагировать на изменение технологий и появление новых компетенций. «Вектор специального образования должен задавать работодатель», -- отметила доцент кафедры организации здравоохранения и общественного здоровья Центра им. В.А. Алмазова Татьяна Ищук. «Будущее - за точечными профессиональными магистерскими программами», -- утверждает  Александра Глазкова.

Некоторые вузы осваивают новые формы сотрудничества с бизнесом. «Одно из новых направлений в ИТМО – так называемые «мастера программ», когда под конкретную программу приглашается специалист из конкретной компании, -- рассказывает замдекана факультета технологического менеджмента и инноваций университета ИТМО Анастасия Мальчукова. – Он «докручивает» программу до уровня компетенций, которые необходимы данной компании и данной отрасли. Система мастеров у нас сейчас активно развивается».

Станислав Соколовский, руководитель отдела по массовому подбору персонала Coleman Services (С-Петербург) считает, что не стоит забывать и про такой формат, как стажировка, используемый многими компаниями. «Для студентов, начиная с 3го курса, это отличная возможность сделать первые шаги на своем профессиональном пути; посмотреть на то, как функционирует предприятие, изучить его структуру; определить для себя будущую специализацию. Также стажировка бывает полезной и для тех, кто решил коренным образом сменить профессиональное направление в своей работе. На наш взгляд, это наиболее эффективный способ узнать желаемую отрасль изнутри», -- считает он.

Другой формой дополнительного образования эксперты называют разного рода курсы переподготовки, организуемые самими компаниями. Они доказали свою эффективность. Но у этой формы есть один серьезный недостаток – содержание таких курсов по карману только крупным компаниям. При этом они готовят кадры в основном для себя, а открытому рынку труда достаются крохи. По словам Станислава Соколовского, эту тенденцию подтверждает популярность корпоративных университетов, которые открываются при крупных международных или федеральных российских компаниях (ритейл, телеком, наукоемкое производство, IT). Отрасли новой экономики, где работают в основном малые компании, не могут пользоваться такими механизмами, и оказываются в условиях неравной конкуренции за специалистов.

Президент НП «Руссофт» Валентин Макаров считает выходом переподготовку и дополнительную подготовку, осуществляемую при поддержке государства, в интересах всего рынка труда. «В прошлом году, благодаря поддержке Комитета по труду, мы осуществили первый проект совместной с городом переподготовки специалистов, -- сообщил он. -- В этом году будет второй, более масштабный. В рамках этой инициативы, началась реализация проекта Академии последипломного ИТ-образования. По мере реализации программы, экономика города получит тысячи высококвалифицированных сотрудников с зарплатой, в разы превышающей среднюю по городу».

Кадры в пеленках

Участники дискуссии совершенно серьезно сетовали на то, что профессиональная подготовка специалистов сейчас начинается только со школьной скамьи – будущего участника новой экономики необходимо готовить, начиная с детского сада, говорили они. И в целом, непрерывное образование – это один из главных ответов на вызовы технологической трансформации мира.

Обычно «непрерывным образованием» называют переподготовку специалистов на разного рода курсах, а также самообразование, благодаря которому человек сам себе повышает квалификацию. Выступавшие на круглом столе эксперты предложили расширить понятие непрерывного образования. Так, директор ГБУ дополнительного образования для детей и взрослых Дворца учащейся молодежи СПб (регионального координационного центра WorldSkills Russia в Санкт-Петербурге) Любовь Еселева отметила, что «мы начинаем говорить о профессиях уже в детском саду, и на такую раннюю подготовку направлено движение KidSkills, которое развивается в некоторых российских регионах». «В петербургских школах роботов уже прекрасно собирают – скоро, наверное, и в детских садах будут собирать».

Некоторые вузы усиливают свою работу со школами. «ИТМО, совместно со школьным лагерем «Зеркальный», с прошлого года реализует программу «Техностарт» [конкурс творческих проектов школьников в рамках фестиваля юных техников Санкт-Петербурга «Техностарт» в Загородном центре детско-юношеского творчества «Зеркальный» - ред.]. В этом году мы там будем работать с детьми, начиная с 5 класса», -- рассказала Анастасия Мальчукова.

Любовь Еселева в связи с этим сообщила, что, начиная с 2015 года, в проект подготовки профессиональных кадров WorldSkills включились школы: «Движение JuniorSkills быстро набирает обороты. Правительство Петербурга с 2017 года полностью обеспечивает потребности нашего участия в этом движении, выделяет нам очень значительные ассигнования для проведения региональных чемпионатов и для участия во всероссийских и зарубежных чемпионатах школьников», -- рассказала Любовь Еселева. По ее информации, на базах школ сейчас создано 460 центров дополнительного образования детей. «Они должны быть насыщены кружками и секциями технической направленности. Мне кажется, это очень перспективная форма», -- полагает она. Кроме того, по ее словам, существует еще 58 учреждений дополнительного образования в каждом районе города. «Все они ждут партнеров из бизнеса», -- подчеркнула Любовь Еселева.

Но бизнес и сам создает площадки для дополнительного образования. Например, новый формат обучения и развития детей должен появиться в «Лахта центре». По словам исполнительного директора АО "МФК "Лахта центр" Александра Бобкова, одним из якорных общественных объектов в строящемся комплексе будет детский научно-образовательный центр. «Задача центра -- стимулировать детей к творческому мышлению, показать направления развития современных знаний и областей их применения на пересечении фундаментальных наук, на стыке технологий и искусства. А затем - дать возможность в экспериментальных лабораториях создавать что-то новое», -- объясняет А.Бобков. «Спрогнозировать, какие именно компетенции, профессии, области знаний будут наиболее востребованы завтра, действительно, невозможно, - добавляет он. - Поэтому основные принципы работы нашего научно-образовательного центра – это междисциплинарность, персонализация, технологичность, возможность трансформации и адаптации к стремительно меняющимся задачам».

«BIOCAD сотрудничает с математическими школами, -- сообщила, в свою очередь, Александра Глазкова. – В частности, в рамках президентского проекта «Сириус» мы буквально еженедельно генерим различные проекты и для студентов первых курсов, и для школьников. Мы даже создали свою онлайн платформу, где выкладываем эти проекты в открытом доступе. Мы согласны, что учить надо в кружках, причем с малых лет. В рамках компании этим заниматься невозможно, поэтому мы сотрудничаем со школами».

С первого курса – в цех

Подготовка студентов к будущей профессии только на последних курсах – также устаревшая модель, - отметили участники разговора. «Вузам необходимо стимулировать студентов к тому, чтобы они работали уже на первых курсах, получали реальные навыки в бизнесе и понимали, чего от них ждут работодатели», -- подчеркивает директор департамента организационного развития ГК «Кронштадт» Мария Игитян.

Она уверена, что необходимо усилить прикладную направленность образования: «Нужны новые прикладные инструменты сотрудничества вузов с бизнесом, например, дни открытых дверей на предприятиях, когда студентам демонстрируют технологии работы компании. Такая работа у нас идет с ИТМО. Мы очень довольны сотрудничеством с ним». А проректор по научной и инновационной работе СПб ГУ аэрокосмического приборостроения Евгений Крук высказал убеждение, что если студент уже в процессе обучения в вузе не участвует в конкретных проектах компаний, то толкового инженера из него не получится: «Инженера готовят только на практических проектах».

Когда аудитории пустеют

По мнению Александра Элинсона, актуальной формой вузовского образования стало онлайн-обучение. «Количество молодых людей, владеющих английским языком, стремительно увеличивается. В результате, объем пользователей онлайн-образования растет по экспоненте, - подчеркнул Александр Элинсон. - Если посмотреть статистику ведущих западных вузов, то мы обнаружим, что число студентов, которые обучаются в них дистанционно, драматически отличается от тех, кто физически находится на площадке того или иного вуза».

Новые формы обучения перестают быть маргинальными и постепенно могут заместить традиционное вузовское образование, если оно будет недостаточно гибким, - предупредил руководитель «Электрона». Образованию, которое развивает бизнес, не мешают бюрократические рамки, в то время как деятельность государственных вузов в России излишне регламентирована, - пояснил он свою мысль. Услуги обучения, как и любые другие услуги, развиваются в конкурентной среде – кто сможет лучше удовлетворить потребности людей в получении востребованных рынком компетенций, к тому и потянутся потребители знаний, от маленьких до пожилых, - отметил А. Элинсон. Границы между странами на этом рынке теряют свое значение, поэтому российская образовательная система сейчас конкурирует со всем миром, - добавил он.