Материалы выпуска
Растет быстрее оборота Решения «Заметный рост петербургского экспорта мы увидим в 2018 году» Экспертиза Мир как тестовый рынок Инновации Трансфер на скоростях Инструменты
Решения
Материалы выпуска
Растет быстрее оборота
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Автор: Владимир Грязневич
Лидеры экспорта нарастили объем зарубежных поставок больше, чем объем производства .

Экспорт в ведущих по объему зарубежных поставок сегментах экономики Петербурга вырос в 2016 году на 21 – 56%, в зависимости от отрасли. При этом объемы производства в этих же отраслях увеличились в основном лишь на пару процентов, а в некоторых случаях даже сократились. Эксперты говорят об отложенном эффекте девальвации: слабый рубль резко повысил привлекательность российских товаров на мировых рынках. При этом официальная статистика не учитывает порядка 1,6 млрд долларов экспорта продукции петербургской ИТ-отрасли. Как показало проведенное РБК Петербург исследование, ИТ-индустрия в действительности является экспортным лидером региона, хотя, по официальным данным, лидируют нефтепродукты.

Экспорт – статистический и реальный

По данным Российского экспортного центра, за 9 месяцев 2016 года из общего объема российского экспорта в 254,07 млрд долларов на долю Петербурга пришлось 14,09 млрд долларов – 5,6%, что на 2,3% больше, чем за аналогичный период 2015 года. При этом 63% петербургского экспорта – нефть и нефтепродукты, которые в городе практически не производятся (лишь ООО «Невский мазут», по данным директора Аналитического центра НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург Анны Федюниной, производит и экспортирует значительные объемы нефтепродуктов).

Также в объеме экспорта велика доля других сырьевых товаров (зерна, круглого леса, меха, и т.п.), которые завозятся в портовый город Петербург и без переработки продаются за рубеж. Пополняют статистику товары предприятий, зарегистрированных в СПб, но ведущих производственную деятельность за его пределами, что особенно характерно для «пищевки». Проведенный РБК Петербург анализ показал, что только порядка 35% петербургского экспорта (4,9 млрд долларов) – продукция, сделанная на территории города, которую уместно назвать реальным экспортом. Остальные примерно 65% – иногородние товары, попадающие в официальную статистику петербургских экспортных поставок. Опрошенные редакцией эксперты считают приведенную выше оценку в целом корректной.

Произошедший рост статистического экспорта обусловлен увеличением на 31% поставок за рубеж нефтепродуктов, что мало связано с событиями в региональной экономике. Реальный же экспорт Петербурга в 2016 году (за 11 месяцев) сократился примерно на 11%. Однако в некоторых товарных группах, и это важно, произошел очень серьезный рост поставок на внешние рынки.

Отмеченный рост, как правило, в 10 и более раз превышает темпы увеличения производства этих товаров, что говорит о значительном увеличении доли экспорта в обороте компаний. «В условиях сжатия потребительского спроса на внутреннем рынке компании стали искать новые рынки сбыта. С падением курса рубля продукция российских компаний оказалась востребованной», – прокомментировал ситуацию председатель Комитета по промышленной политике и инновациям (КППиИ) Максим Мейксин. Профессор кафедры экономики и управления предприятием СПб ГЭУ Елена Ткаченко уточняет: экспорт просто выгоднее производителям, чем продажи на внутреннем рынке, где цены ограничены низкой платежеспособностью потребителя и к тому же в ряде случаев искусственно сдерживаются государством.

Лидеры роста – машины, табак, еда

Из наиболее значимых по денежному объему продаж за границу петербургских товаров, больше всего вырос (на 56%) экспорт электрического оборудования, составивший 0,36 млрд долларов. По информации КППиИ, среди крупных экспортных контрактов ГК «Силовые машины» – производство энергооборудования для новых энергоблоков АЭС «Куданкулам» в Индии, ГЭС «Ла Мина» в Чили, строительство «под ключ» ТЭС «Лонг Фу-1» во Вьетнаме. Кроме того, как сообщили РБК Петербург в КППиИ, петербургская компания «ЭнергопромАвтоматизация» вышла на рынок Юго-Восточной Африки, а «ЗВЕЗДА-ЭНЕРГЕТИКА» осуществляет поставку в Казахстан дизельных и газовых электростанций из отечественных комплектующих.

Серьезный рост заграничных поставок приводит к тому, что у некоторых энергомашиностроительных компаний экспорт становится основным источником доходов. Так, по информации КППиИ, по итогам 2016 года доля экспорта в выручке группы компаний «Силовые машины» выросла примерно на 20% и превысила 50% в портфеле заказов, даже без учета стран СНГ.

Почти на 32% вырос экспорт в страны ближнего зарубежья табачных изделий (составил те же 0,36 млрд долларов, что и в прошлом примере). Елена Ткаченко считает этот рост ярким примером отложенного «эффекта девальвации» – роста зарубежных заказов из-за снижения российских производственных затрат. Впрочем, Анна Федюнина предполагает, что рост показателей в 2016 году может иметь сугубо статистическое объяснение – с этого года экспорт в Казахстан и Белоруссию стал включаться в общую статистику, а раньше он считался отдельно.

На 21% вырос экспорт (в основном в Индию, Казахстан и Белоруссию) механического оборудования и техники, составивший 0,43 млрд долларов. При этом у некоторых предприятий поставки за рубеж увеличились в разы. Так, по информации НПК «Механобр-техника», производящей оборудование для механической переработки твердых полезных ископаемых и твердых отходов, ее экспорт в 2016 году вырос в 2,5 раза по сравнению с 2015 годом.

На 20,5% увеличился экспорт продуктов деревообработки (0,36 млрд рублей), в основном за счет роста на 84% экспорта пиломатериалов. На 19,5% увеличились поставки за границу бумаги и картона (до 0,25 млрд). Более чем на 40% вырос экспорт текстильных материалов и изделий петербургского легпрома.

Объем экспорта петербургских предприятий пищевой отрасли также увеличился, в некоторых случаях очень существенно. Например, зарубежные поставки масла и жиров выросли на 55% (до 60 млн долларов). Как сообщили в КППиИ, компания «Петрохолод» начала поставлять мороженое в Китай, а фабрика «Любимый край» везет свое печенье в Китай, Израиль, Грузию, Германию и США, предварительно поменяв его упаковку под запросы зарубежных потребителей. Петербургская сгущенка пользуется спросом в Корее, Норвегии, Сирии; мука и отруби «Мельницы Кирова» продаются в Таиланде, Израиле, Сирии, Южной Корее и Вьетнаме.

Медь и драгметаллы – в аутсайдерах

В то же время экспорт ряда значимых товаров сократился – так, на 26% (до 0,48 млрд) уменьшились поставки за рубеж судов и плавсредств. По словам Анны Федюниной, причина тут в том, что суда стоят дорого, производятся долго и экспортируются редко: пока одно-два судна стоят на стапелях, статистика «проваливается», а когда они будут достроены и проданы, показатели, наоборот, резко взлетят.

В большинстве случаев серьезного падения в 2016 году экспорта той или иной товарной категории сработал эффект высокой базы – «подвело» произошедшее годом раньше заметное увеличение поставок. Так, на рекордные 78% (до 0,16 млрд) уменьшились зарубежные поставки меди и изделий из нее, которые в 2015 году из-за девальвации рубля выросли на 1629%. На 62% сократился по тем же причинам экспорт драгоценных металлов и камней.

Эффектом высокой базы следует объяснять и сокращение на 7,3% экспорта колесных транспортных средств. В прошлом году за счет скачкообразного (на 94%) увеличения зарубежных поставок легковых автомобилей он вырос на огромные 70,6% (эффект, наоборот, низкой базы 2014 года), а спад 2016 года объясняется резким, на 51,5%, падением экспорта тракторов и тягачей. Правда, не все производители сократили такой экспорт. По информации КППиИ, «Петербургский тракторный завод», наоборот, усиливает позиции на экспортных рынках стран СНГ, Восточной и Западной Европы, Северной Америки, Австралии. Ежегодный рост экспортных поставок завода, в том числе в 2016 году, составляет более 90%.

Фармацевты использовали шанс

Не то что экспорт, но даже производство в инновационных и высокотехнологичных отраслях открытая государственная статистика практически не фиксирует. Лишь малая часть продукции т.н. новой экономики учитывается в таких товарных группах, как устройства для хранения данных, устройства для записи звука и некоторых других. Редким исключением является фармацевтическая отрасль, которая в Петербурге развивается главным образом благодаря применению новейших технологий – ее продукция, будучи в основном материальной, поддается официальному учету.

Экспорт фармацевтической продукции петербургских предприятий – «Герофарма», BIOCAD, «ПОЛИСАНа» и ряда других – вырос в 2016 году (по данным за 11 месяцев) на 54%, но, правда, составил всего 30 млн долларов (0,6% от реального экспорта Петербурга). По мнению Анны Федюниной, причиной такого резкого увеличения поставок могло стать создание общего рынка лекарственных средств в ЕАЭС и введение на территории стран –участниц Союза единых правил их обращения. Этот новый порядок избавил российских производителей от утомительной и длительной процедуры получения разрешения на торговлю своими лекарствами в странах ближнего зарубежья. Компании петербургского фармацевтического кластера – одного из крупнейших в России производителей лекарственных средств – не преминули воспользоваться новой возможностью для роста экспорта.

В отличие от большинства других отраслей, в фармацевтике серьезно растет и объем производства – порядка 40% в 2016 году. «Это самая передовая на сегодня отрасль в России с точки зрения темпов роста, если не считать сельского хозяйства. Фармацевтика демонстрирует чудеса, хотя отчасти это эффект низкой базы», – заявил РБК Петербург генеральный директор компании BIOCAD Дмитрий Морозов. По его информации, у BIOCAD заключены дистрибьюторские соглашения с партнерами из более чем 40 стран мира, в том числе в регионах Латинской Америки, Юго-Восточной Азии, Северной Африки. «Во всех странах запущены процессы регистрации лекарственных средств, по завершении которых экспорт российских препаратов может превысить 850 млн долларов за пять лет», – уточняет Дмитрий Морозов. Аналогичная ситуация у НТФФ «ПОЛИСАН», которая, по информации исполнительного директора компании Евгения Кардаша, экспортирует свои лекарственные препараты на рынки ближнего (практически во все страны ЕАЭС) и дальнего зарубежья. Лидерами роста экспорта продукции компании стали рынки Узбекистана, Украины и Вьетнама. На экспорт приходится порядка 25% оборота «ПОЛИСАНа».

Новая экономика успешна в экспорте

Анализировать изменения, происходящие в инновационных отраслях, можно лишь по отрывочной информации. Например, по данным КППиИ, в 2016 году ожидается удвоение объема экспортных контрактов Группы «Кронштадт» в сотрудничестве с корпорацией «Вертолеты России» и «Рособоронэкспортом» – поставки авиационных тренажеров и технических средств обучения пилотов вертолетов в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии должны составить более 30 млн долларов.

Некоторые представители новой экономики заявляют, что экспорт у них идет гораздо лучше, чем продажи внутри России. Генеральный директор ГК Robotikum Роман Усатов-Ширяев объясняет это косностью и неповоротливостью системы закупок инновационной продукции в российских вузах: «Продавать наши робототехнические установки в Европе нам гораздо проще, чем в России. В 2016 году мы через тендеры продали три установки в норвежский университет, который теперь собирается заказать нам еще три». Как он продолжает, «профессора из других европейских университетов – Технического университета Эйндховена (Голландия), Лундского университета (Швеция), Высшей политехнической школы – École Polytechnique (Франция) – также приняли решения закупить у нас установки». В России только Томский политехнический университет сумел купить лабораторный комплекс у Robotikum, хотя такое желание выразили профессора и руководители лабораторий еще семи российских вузов, утверждает Роман Усатов-Ширяев. «В 2016 году мы только начали продажи на экспорт, и он сразу принес нам две трети валовой выручки. Делая первые шаги, мы выиграли два тендера подряд в Европе у основного конкурента – канадской Quanser. В России, при объективно более высокой потребности в нашей продукции, мы продвигаемся на рынке гораздо медленнее», – констатирует руководитель Robotikum.

Скрытый чемпион реального экспорта

Безусловным экспортным лидером «новой экономики» в Петербурге является сообщество ИТ-компаний, причем порядка 90% их экспорта, по оценкам аналитика софтверной ассоциации «Руссофт» Дмитрия Желвицкого, приходится на программное обеспечение. Он утверждает, что таможенная статистика учитывает лишь около 10% реального экспорта такой продукции. Около 35% финансовых операций при размещении экспортных заказов на ИТ учитывает Центральный банк, но в таможенную статистику эти данные не попадают, а сводной статистики, похоже, нет.

По словам Елены Ткаченко, экспорт ИТ, а также других интеллектуальных инновационных продуктов, больше всего учитывается таможней в категории так называемых «неклассифицированных товаров». По ее информации, к ним относятся: программные продукты; объекты интеллектуальной собственности, подпадающие под госрегулирование, включая технологии, патенты, лицензии и промышленные образцы; и др. Но отдельных товарных кодов для всех этих продуктов нет, так что посчитать их доли невозможно. Согласно данным Российского экспортного центра, эта категория занимает второе место по темпам роста экспорта в Петербурге – 49%. Главные направления зарубежных поставок петербургских софтверных поставок – Великобритания, Эстония и США. Объем такого экспорта – 0,41 млрд долларов (8,4% реального экспорта).

Дмитрий Желвицкий называет совсем другие цифры. Темп роста экспорта ИТ в Петербурге, по данным «Руссофта», гораздо ниже – около 15%. Зато объем – намного выше. По его расчетам, основанным на данных компаний, за 11 месяцев такой экспорт составил около 1,6 млрд долларов. Впрочем, он оговаривается: эти данные оценочные, точной статистики нет. По данным КППиИ, который ссылается на утверждение директора Ассоциации кластеров и технопарков Андрея Шпиленко, на Петербург приходится половина всего российского экспорта ПО, то есть $3,5 млрд из $7 млрд по итогам 2016 года. В «Руссофте» уверены, что доля Петербурга гораздо ниже – около 20%. Но даже в этом случае объем экспорта ИТ в 1,62 млрд долларов превышает показатели всех остальных товарных групп реального петербургского экспорта.

Получается, что ИТ – абсолютный чемпион экспорта Петербурга, не замеченный официальной статистикой в силу ее несовершенства. С учетом результатов ИТ-отрасли истинный объем экспорта продукции петербургских компаний за 11 месяцев 2016 года составил около 6,5 млрд долларов.

Это только цветочки

Впрочем, как считают представители новой экономики, пока экспортные возможности российских компаний реализованы лишь в малой степени. «При грамотной государственной поддержке, помощи в продвижении на чужие рынки, привлечении инвестиций в отрасль темпы роста экспорта можно довести до уровня более 20%», – считает Валентин Макаров из «Руссофта».

Максим Мейксин уточняет: «90% успеха любой компании – это ее собственные усилия. Задача правительства Санкт-Петербурга – оказать необходимую поддержку предприятиям, которые нацелены на активное развитие производств и освоение новых рынков сбыта, в том числе зарубежных». По словам главы КППиИ, эта поддержка уже предоставляется – в частности, в 2016 году 31 компания-экспортер получила из городского бюджета субсидии на общую сумму 85 млн рублей. Введены два новых вида таких субсидий – компенсация затрат на получение сертификатов и адаптацию продукции под международные стандарты, а также субсидирование транспортировки продукции. «Среди получателей экспортных субсидий преобладают предприятия высокотехнологичных отраслей экономики, а также пищевой промышленности, – сообщил РБК Петербург Максим Мейксин. – Субсидии на транспортировку продукции получили компании машиностроительной и химической отраслей». Также, по данным КППиИ, в 2016 году был втрое увеличен объем субсидий предприятиям на возмещение затрат, связанных с участием в международных выставках.