Материалы выпуска
Петербург-2026: городу показали его будущую архитектуру Решения Дрессура технологий Инновации «Оцифровка личности – это приведение личности в порядок» Экспертиза О хаосе, разнообразии, лемурах и типовой застройке Решения Десятилетие do it yourself Решения Петербургская медицина: между роботами и талончиками на прием Рынок Городской IoT в стиле пэчворк Инновации
Инновации
Материалы выпуска
Городской IoT в стиле пэчворк
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Автор: Алена Журавлева
Фрагмент проекта «Smartaлитет» команды Данияра Юсупова, принявшей участие в форсайте «Петербург-2026: пространство утопии и прагматики». В «смартовом» квартале будущего активно используется интернет вещей
Интернет вещей стоит дорого и пугает российского потребителя.

Когда говорят о технологических платформах будущего города, квартала, дома, квартиры, то первой упоминают интернет вещей. До конца не ясно, какой набор технологий изменит повседневность горожанина через 10-20 лет, но уже ясно, что IoT будет в этот набор входить. Правда, пока интернет вещей внедряется в Петербурге очень фрагментарно, и петербургский потребитель встречает его консервативно, то есть не слишком радушно.

Не видим дальше своей мультиварки

Internet of Things (IoT) представляет собой технологическую платформу, которая позволит объединить отдельные проекты умного дома, города или дорожной инфраструктуры в единое целое. Однако чаще всего интернет вещей упоминается в связи с конечными решениями, которые облегчают жизнь отдельных людей. И это не удивительно: проникновение разнообразных smart-устройств – от умных часов до мультиварок, которыми можно управлять со смартфона, – растет довольно быстро во всех странах, и Россия – не исключение.

Но от использования умного гаджета до системы умного дома, а уж тем более до интернета вещей квартального масштаба – очень далеко. Потребность в умных часах сформирована под влиянием моды, функционал их прост и понятен, а с интернетом вещей дело обстоит гораздо сложнее.

Так, умный дом, с которым во многом пересекается IoT в жилом секторе, фактически требует наличия датчиков и модулей. Будучи подключенными по проводной или беспроводной связи к серверу, они помогают управлять домом в целом, отдельными бытовыми приборами, включать и выключать свет, запирать ворота и двери при обнаружении опасности, перекрывать воду в случае протечки и так далее. При этом сервер может отрабатывать заданные сценарии: например, периодически проверять, есть ли в доме люди, и оптимизировать микроклимат в зависимости от этого.

Такие системы могут работать как внутри квартиры, так и охватывать целый дом. Например, они умеют, если на улице тепло, уменьшать потребление электричества и тепла в подъезде. При этом подключение датчиков может осуществляться благодаря беспроводным технологиям, а управление устройствами – удаленно; так и формируется интернет вещей.

«Интернет прочно вошел в нашу жизнь и, конечно, будет продолжать развиваться. Одним из первых шагов в направлении интернета вещей на рынке недвижимости стала технология «умный дом». Технология не получила распространения в сегменте массового жилья, но частично в элитных комплексах, и особенно в коттеджном строительстве, уже применяется. Часто уже сами собственники индивидуально устанавливают системы, позволяющие через смартфоны управлять техникой, электричеством, отопительными приборами и т. д.», – комментирует Арсений Васильев, генеральный директор ГК «УНИСТО Петросталь».

Однако, как только встает вопрос о выходе за пределы отдельного дома и увеличения, проблемы становятся трудно решаемы. «Подобные системы довольно дороги, но позволяют экономить затраты на ЖКХ, на обслуживание мест общего пользования и так далее. В масштабах здания такие инвестиции окупаются, особенно с учетом сегодняшних темпов роста коммунальных тарифов, – уверен Юрий Брюквин, генеральный директор аналитического агентства «Рустелеком». – За границей жители кондоминиумов быстро решаются на внедрение новой технологии при наличии расчета, демонстрирующего экономию. В нашей стране, чтобы решиться на внедрение, надо созывать собрание жильцов, а потом, если собрание состоится и примет положительное решение, придется еще долго собирать деньги. Что уж говорить о масштабе квартала».

Лоскутное одеяло

За пределами отдельного дома интернет вещей оказывается никому не нужным: отдельные лоскуты умных домов уже есть, но объединить их в одеяло пока некому.

В то же время интернет вещей позволяет интегрировать здания и инфраструктуру в единую систему, которой можно комплексно и удаленно управлять. Датчики будут следить и за дорожной инфраструктурой, и за водо- и теплоснабжением, и за уборкой улиц. Если вдруг произойдет авария – к примеру, прорвет трубу, – все необходимые службы будут автоматически оповещены и ремонтные бригады приедут максимально быстро. Параллельно автоматически включится резервная система водоснабжения, чтобы жилые дома не остались без воды или тепла. Одновременно изменится принцип работы светофоров, и с помощью установленных на дорогах табло переменной информации будет организован объезд аварийного участка. Если случился прорыв трубы теплоснабжения, то будет зарезервирована большая энергомощность, потому что жители начнут греться с помощью бытовых электроприборов, увеличивая нагрузку на электросеть.

Так интернет вещей будет работать в smart city будущего, но реальному городскому кварталу для реализации такой модели понадобятся договоренности многих ведомств, управляющих компаний, поставщиков коммунальных услуг между собой и еще – инвестиции.

Впрочем, пилотные проекты уже идут. Например, в сентябре 2016 года «Стриж Телематика» объявила о запуске в Сколково беспроводной сети для интернета вещей, которая охватила всю инфраструктуру технопарка. GS Group в Калининградской области реализует концепцию умного города в «Технополисе GS», также с применением IoT. Но и Сколково, и «Технополис GS» – инновационные площадки, где изначально планировалось делать ставку на технологии, в том числе экспериментальные. К тому же это единые комплексы с централизованным управлением, а не жилые кварталы, в которых работают разные управляющие компании. В Петербурге также есть технопарки, однако в них проекты умных инфраструктур на базе IoT пока не реализованы.

Факторы торможения – страх и деньги

Аналитики AC&M, проведя опрос экспертов рынка, выделили высокую стоимость IoT-проектов в качестве одного из главных факторов, сдерживающих распространение датчиков – обязательной составляющей интернета вещей. «Сложно ожидать, что клиенты смогут использовать в автоматизации процессов сотни тысяч или миллионы беспроводных модулей (датчиков или дистанционно управляемых устройств), если стоимость каждого вкупе со стоимостью их обслуживания составляет несколько сот или даже тысяч рублей, – комментируют в AC&M. – Для того чтобы обеспечить высокую эффективность масштабного M2M-решения, устройства должны потреблять очень мало энергии и работать от портативного элемента питания несколько месяцев или даже несколько лет, а их себестоимость не должна превышать нескольких долларов».

К тому же экономический кризис привел к снижению зарплат, удешевлению трудовых ресурсов. Поэтому заменять технический персонал устройствами мониторинга большинству управляющих компаний не выгодно.

Есть и другой важный фактор торможения – страх. Менеджмент компаний, задействованных в городском хозяйстве, не доверяет современным предикативным моделям, основанным на сборе Big Data через датчики. Конечные потребители также испытывают опасения, которые в некоторой степени обоснованы. «Как любое прогрессивное начинание на первых этапах своего развития, интернет вещей имеет ряд недостатков, которые еще не преодолены – например, проблемы с информационной безопасностью. Вряд ли владельцы квартир положительно отнесутся к тому, что данные о времени, когда они, например, включают теплый пол в квартире или, наоборот, выключают все приборы, могут быть доступны третьим лицам. Кроме того, пока покупатели рынка недвижимости не предъявляют запроса на такую систему – кто-то даже ее боится, поэтому маловероятно, что интернет вещей получит широкое распространение на рынке жилья Санкт-Петербурга в ближайшие годы», – отмечает Арсений Васильев.

Транспорт, ЖКХ и безопасность

Ведущими направлениями, которые будут востребовать интернет вещей, станут транспорт, ЖКХ и сфера безопасности, считают эксперты.

Уже сейчас большая часть общественного транспорта оснащена GPS-датчиками, что позволяет отследить, к примеру, когда автобус подъедет к остановке, или найти необходимый маршрут. «Чтобы интернет вещей в сегменте транспорта развивался, нужно подключать и другие системы, управляющие движением, – считает Юрий Брюквин. – Но инвестором должно выступать государство, а у него сейчас с деньгами не очень хорошо. Так что эту нишу вынужденно займет частный бизнес – ему выгодно оснащать автопарки технологиями интернета вещей».

В AC&M считают, что основной прирост выручки и расширение пользовательской аудитории M2M-датчиков в транспортной отрасли произойдет за счет распространения технологии Connected Car. Причем здесь инициатива вполне может пойти снизу. «В группе водителей, которые проводят за рулем более 20 часов, более 40% выберут автомобиль с продвинутой системой Сonnected Сar при прочих сравнимых параметрах», – отмечают аналитики.

Кроме того, по данным J’son& Partners Consulting, к 2020 году в России будет почти 43 тыс. подключенных объектов в сегменте ИТС – интеллектуальных транспортных систем. Крупнейшими по количеству подключений останутся такие периферийные устройства АСУДД, как комплексы фото- и видеофиксации и детекторы транспорта, а внедряться они будут наиболее активно в крупных городах. Петербург – один из немногих регионов, где этот процесс уже идет. Это обусловлено особым статусом города федерального значения и острой необходимостью решения проблемы перегрузки автодорожной инфраструктуры и снижения числа ДТП.

ЖКХ также должно стать точкой роста. К примеру, в МТС отмечают, что число петербургских домов, подключающих по M2M различные счетчики, в последнее время активно растет. О росте спроса на M2M в Петербурге говорят и в «Ростелекоме». Однако надо понимать, что интернет вещей в ЖКХ вряд ли будет развиваться быстрее, чем, к примеру, в промышленности, где использование IoT существенно ускоряет бизнес и приносит новые доходы.

«Промышленные предприятия получают от интернета вещей много преимуществ: можно экономить за счет сокращения штата, у руководства всегда есть полная информация о том, сколько свободных площадей на складе, какая там температура, сколько сотрудников находится и так далее – и всю эту информацию можно получать в режиме онлайн нажатием одной кнопки. Можно, к примеру, найти причину того, почему один из станков выпустил лишь 20 единиц продукции, тогда как все остальные – по 200. Это все позволяет за считанные месяцы вернуть инвестиции во внедрение IoT, – рассказывает Юрий Брюквин. – В ЖКХ на интернете вещей заработать нельзя – это сегмент госпредприятий, которые не особенно заинтересованы ни в быстром решении проблем, ни в повышении эффективности. Если даже банальное подключение домов к инфраструктуре забюрократизировано, то внедрение IoT вызовет просто огромное количество проблем».

Безопасность во многих странах является одним из китов, на которых базируется интернет вещей в городской среде. Однако в нашей стране и здесь есть сложности. Как напомнил Юрий Брюквин, в России уровень проникновения охранных сигнализаций – в 10 раз ниже, чем в среднем в Европе, а если сравнивать с развитыми европейскими странами – он ниже в 15 раз. При этом раскрываемость преступлений также ниже. То есть потенциал для роста есть, но проявленный спрос низок.

В итоге, как уверены эксперты, интернет вещей придет в Петербурге и в ЖКХ, и в транспорт, и в сферу безопасности. Правда, отставание по срокам от городов мира – технологических лидеров будет весьма существенным.