Материалы выпуска
Петербургский деловой климат – 2016: и в жар, и в холод Рынок Премия РБК Петербург 2016: культ героев Инструменты «Откуда мы знаем, что самый трудный момент миновал?» Экспертиза «Сейчас ликвидность важнее прибыльности» Экспертиза «Через Петербург проходит несколько климатических зон» Решения
Рынок
Материалы выпуска
Петербургский деловой климат – 2016: и в жар, и в холод
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Автор: Владимир Грязневич
Одни и те же события и тренды по-разному повлияли на бизнес – ухудшили экономику в одних отраслях и подтолкнули развитие других.

Далеко не все предприниматели мечтают о выходе России из кризиса, росте мировых цен на нефть и, соответственно, восстановлении докризисного курса рубля. Целому ряду компаний это принесло бы ухудшение условий их бизнеса. Такой вывод можно сделать по итогам опроса участников лонг-листа Премии РБК Петербург и других ведущих игроков городской экономики, проведенного редакцией РБК+. Этот опрос, посвященный главным особенностям петербургского делового климата в уходящем году, выявил и еще одну закономерность – госрегулирование уступило свое лидирующее место в рейтинге факторов, влияющих на ситуацию в компаниях. Хотя для ряда сегментов оно очень важно, главными факторами бизнес-климата стали девальвация и покупательная способность населения.

Главные пострадавшие

Наиболее сильное негативное воздействие девальвации и снижения платежеспособного спроса испытали на себе автопроизводители, особенно в сегменте автосборки. Здесь в 2016 году, уже третий год подряд, рынок сокращался, а производственные мощности предприятий были загружены менее чем на 40%. Это сказывается на поставщиках компонентов, дилерах и других участниках автобизнеса. Судя по комментарию директора по внешним связям ООО «Хендэ Мотор Мануфактуринг Рус» Виктора Васильева, перед автосборочными компаниями стоит вопрос выживания, и единственный выход они видят в увеличении государственной поддержки.

«Основным вопросом 2016 года являлась дилемма – будет ли существовать в каком-то виде промышленная сборка после 2018 года или же появятся иные формы господдержки автомобильной отрасли?» – говорит В. Васильев. По его информации, ответ на этот вопрос содержится в разрабатываемом сейчас Министерством промышленности проекте стратегии развития автопрома до 2030 года. Также он считает важной государственную поддержку льготного кредитования покупки автомобилей. Экспорт же, как считает В. Васильев, проблем отрасли не решает. В первую очередь, потому, объясняет он, что «мировые рынки уже сформированы, и далеко не всегда там ждут российские товары».

Из плюсов 2016 года, по словам В. Васильева, можно упомянуть появление первых плодов импортозамещения и расширенной локализации: «Происходит постепенное наращивание потребления российской стали, развивается пластиковое производство для автопрома, увеличивается потребление российского автомобильного стекла». Производители автокомпонентов чувствуют себя немного лучше автосборщиков, поскольку помимо сборочных заводов они обслуживают еще и свободный рынок запчастей, где спрос почти не сократился. Углубление локализации автосборки также является благоприятным фактором для производителей компонентов.

Благоприятное падение

Падение курса рубля так или иначе повлияло на все отрасли, но не всегда негативно. Отрасли, ориентированные на экспорт, от него выиграли. Больше всего этот фактор повлиял на сферу IT-разработок. Качество продукции россиян в этой сфере и раньше было мирового уровня (этим могут похвастаться далеко не все экспортно ориентированные отрасли), а сейчас девальвация рубля серьезно повысила конкурентоспособность российских разработчиков на мировом рынке IT. Компании начали расширяться, но столкнулись с нехваткой квалифицированных кадров.

Не случайно президент Ассоциации «РУССОФТ» Валентин Макаров придает наибольшее значение событиям 2016 года в сфере подготовки кадров. Первое такое событие – решение Комитета по занятости выделить средства на переподготовку сотрудников компаний-разработчиков ПО. «Тем самым впервые с 2011 года реально начал осуществляться проект Академии последипломного ИТ-образования, – поясняет Валентин Макаров. – В 2016 году переподготовку проходят первые десятки сотрудников ИТ-компаний». Второе событие – принятие Программы развития ИТ-кластера СПб, в которой предусмотрено создание Инжинирингового центра «Сэйфнет». Этот центр, по словам В. Макарова, «будет размещать перспективные аппаратные решения в ведущих вузах города, на которых студенты будут учиться работать с альтернативной элементной базой».

У IT-компаний, работающих на российском рынке, тоже улучшается экономическая ситуация, хотя в этих сегментах кризис привел к определенному сокращению спроса. «Ключевым обстоятельством в этом году оставался продолжающийся процесс импортозамещения. Это довольно существенный стимул к развитию российских компаний», – говорит Алексей Ильин, заместитель генерального директора компании «Нетрика». Благоприятным фактором он называет развитие информатизации госсектора – появление новых заказов из регионов. «Например, в этом году мы смогли открыть новое направление разработки, связанное с автоматизацией строительной сферы и инвестиционной деятельности в субъектах России», – поясняет Алексей Ильин. Важным событием 2016 года в своей сфере он называет создание Единого реестра российских программ Минкомсвязи: «Существенный эффект от этой инициативы должен проявиться не раньше 2017 года».

Готовятся к трудным годам

Поддержку государства как позитивный фактор отмечают также и представители других отраслей новой, инновационной экономики. «Усилилась и стала более структурированной нематериальная поддержка государства: приглашение к совместному участию в различных мероприятиях – выставках, форумах, конференциях, организация прямых контактов с заказчиками из других регионов и т.п.», – свидетельствует Леонид Чернигов, генеральный директор ГК «Ракурс», занимающейся созданием автоматизированных систем управления технологическими процессами в промышленности. А по словам Павла Фролова, продюсера робототехнического проекта «РОББО» и генерального директора сети робототехнических кружков «РОББО Клуб», на такого рода поддержку государство даже выделяет бюджетные средства: «В 2016 году инновационные компании, ориентированные на экспорт, получили мощную господдержку в виде субсидий на участие в международных выставках и конференциях».

Впрочем, для компаний из этих отраслей господдержка не может перекрыть влияния негативных факторов, обусловленных экономическим кризисом. «Снижение уровня расходов наших заказчиков на инвестпроекты (модернизация, новое строительство), выразившееся в удешевлении и даже замораживании большого количества проектов, привело к снижению средней выручки от проекта и прибыльности бизнеса, – поясняет Леонид Чернигов. – В прошлом году подобные факторы также присутствовали, но в этом году их роль для нас стала более заметной. До сих пор при исполнении долгосрочных контрактов сказывается последнее резкое снижение курса рубля, хотя, безусловно, роль этого фактора снижается».

Павел Фролов называет негативным фактором для развития инновационных стартапов недоступность банковских кредитов: «Начинающему инновационному бизнесу практически невозможно получить кредит в банке, так как без залога банки готовы кредитовать только прибыльный бизнес. А интеллектуальная собственность стартапов, сервера и ПО, с точки зрения банковской системы, залогом являться не могут». В его сегменте, по сравнению с прошлым годом, динамика развития – отрицательная: «Заказчики экономят деньги, так что конкуренция у нас обостряется, за каждый контракт идет борьба, и оптимистичных ожиданий нет – все готовятся к нескольким трудным годам».

Высокие технологии помогают смежникам

В то же время в сегменте высокотехнологичного инжиниринга складывается более благоприятная ситуация. Например, ГК CompMechLab, которая оказывает услуги в области компьютерного проектирования и инжиниринга совместно с «Центром компьютерного инжиниринга» СПбПУ, констатирует рост заказов в 2016 году. «В дополнение к заказам со стороны компаний автомобилестроения, авиа- и ракетостроения, нефтегазовой отрасли у нас появились проекты для вертолетостроения, транспортного машиностроения (автобусы), судостроения, специальной техники», – говорит глава ГК CompMechLab Алексей Боровков.

Основными факторами, повлиявшими на бизнес его компании, он называет начало практической реализации Национальной технологической инициативы (принятие дорожных карт, разработка проектов) и проекта «Фабрики Будущего». «Передовым производственным технологиям, развитие и внедрение которых является ядром бизнес-модели ГК CompMechLab, отводится важное место в НТИ. Это помогло нам в 2016 году донести до высокотехнологичных отраслей промышленности, что для них единственный способ сохранить позиции на рынке – это инвестировать в развитие новых технологий, решений и продуктов, даже в условиях нестабильной экономической ситуации и жесткой конкурентной борьбы с западными игроками. В частности, это касается предприятий автомобилестроения, авиакосмической отрасли, специального машиностроения, нефтегазовой отрасли, специальной медицинской техники и др.», – поясняет Алексей Боровков. Позитивным фактором для своего бизнеса он называет также импортозамещение, позволившее его компании увеличить количество заказов от российского автопрома и нефтегазового сектора.

В фарминдустрии, судя по комментариям исполнительного директора НТФФ «ПОЛИСАН» Евгения Кардаша, основным фактором, повлиявшим на бизнес, стало принятое в конце 2015 года постановление федерального правительства об ограничении госзакупок иностранных лекарственных препаратов. «Эта и сопутствующие ей инициативы правительства создали ажиотажный спрос на услуги контрактного производства», – утверждает Евгений Кардаш. По его словам, чтобы произведенные таким способом лекарства имели статус российских продуктов, необходимо до 1 января 2017 года углубить локализацию – «перейти от стадии упаковки к производству ГЛС (готовых лекарственных средств) из импортных субстанций, в том числе на вновь вводимых мощностях». «С учетом этого наметившийся в 2016 году тренд по формированию "контрактных команд" трансфера технологий в 2017 году выльется в обострение конкуренции на крайне дефицитном рынке компетентных в этой сфере кадров», – прогнозирует Евгений Кардаш.

Все хорошо, кроме неурожая

Из отраслей, ориентированных на внутренний рынок, от девальвации, российских «антисанкций» (продовольственного эмбарго) и импортозамещения больше всего выиграли сельское хозяйство и «пищевка». «Производство пищевых продуктов» (по классификации Росстата) стало единственной отраслью Петербурга и Ленобласти, в которой наблюдается сейчас серьезный рост. Так в Петербурге оно выросло за первое полугодие на 22,1%, а в области – на 26,1%.

«Два последних года стали одними из самых успешных как для нашего предприятия, так и для других молочников, у которых достаточно хорошие объемы реализации, – утверждает заместитель директора ООО «Пискаревский молочный комбинат» Георгий Житмарев. – Это объясняется тем, что происходит реальное импортозамещение. Тут, конечно, влияют антисанкции, но в первую очередь – девальвация рубля, которая сделала импортные товары значительно менее конкурентоспособными на нашем рынке». Он подчеркнул явные успехи в импортозамещении оборудования для «пищевки»: «Даже машины и комплектующие иностранных брендов теперь почти в полном ассортименте производятся в России».

«Покупательная способность населения падает, но наш сегмент в продуктовой корзине малозаменяем, – продолжает Георгий Житмарев. – Так что физическое потребление практически не уменьшается, более того, в наш сегмент переходят потребители из других сегментов, в которых более заметно поднялись цены – таких, как мясо или рыба».

Самым важным событием 2016 года для всего сельского хозяйства и «пищевки» он называет вступление в июле в силу нового Закона о торговле. «Закон, безусловно, сбалансировал ситуацию на рынке – устранил перекосы, дававшие преимущества торговым сетям в ущерб производителям, – считает Георгий Житмарев. – Правда, пока мы продолжаем работать по ранее заключенным договорам с сетями. Новый закон повлияет на нас в 2017 году – надеюсь, что положительно, хотя сети уже придумывают обходные пути».

Однако было в этом году и негативное обстоятельство – крайне неблагоприятные погодные условия. «Такой плохой, дождливой погоды у нас не было 30 лет», – утверждает заместитель председателя правительства Ленинградской области, председатель Комитета по агропромышленному и рыбохозяйственному комплексу Сергей Яхнюк. В связи с этим правительство Ленобласти прогнозирует сокращение прибыли в сельском хозяйстве в два раза, по сравнению с планами, и снижение рентабельности сельхозпроизводителей до 7%.

Нащупали дно

Если для большинства российских производителей импортозамещение послужило толчком к развитию, то для сферы международных автомобильных грузоперевозок, как утверждает руководитель филиала АСМАП по СЗФО Александр Дацюк, этот фактор, напротив, вызвал существенное сокращение оборотов.

Главными клиентами автотранспортных компаний являются импортеры продуктов питания, товаров народного потребления и промышленного оборудования. Российские «антисанкции», девальвация и импортозамещение серьезно сократили объемы импорта. Так, по данным Росстата за первое полугодие 2016 года, физические объемы поставок говядины сократились на 23,4%, сыров и творога – на 26,2%, легковых и грузовых автомобилей – на 31% и 23% соответственно.

На весь рынок грузоперевозок больше всего повлиял сам экономический кризис в России, в том числе, разумеется, снижение платежеспособности всех субъектов экономики, пользующихся транспортом, – от торговли и промышленности до населения. Падение спроса на грузоперевозки добавилось к последствиям госрегулирования в предыдущие годы. «Введение утилизационного сбора и платы за проезд по федеральным автодорогам (система «Платон») значительно повысили затраты перевозчиков, – перечисляет негативные факторы Александр Дацюк, – и это на фоне постоянно возрастающей стоимости автомобильного топлива. Кроме того, для внутрироссийских перевозок введена обязательная установка на автомобили электронных тахографов (у международных транспортников они стоят изначально). Изменен порядок проверки транспортных средств и введено обязательное получение свидетельства допуска для рефрижераторов. Продолжаются искусственные ограничения применения процедуры МДП при осуществлении международных автоперевозок».

Правда, Александр Дацюк надеется на оздоровление ситуации в отрасли в обозримой перспективе: по его словам, в связи с замедлением спада промышленного производства и снижением инфляции сокращение объемов грузовых автоперевозок во второй половине 2016 года практически остановилось. «Дальнейшие изменения делового климата будут зависеть от динамики производства в реальном секторе экономики России», – утверждает Александр Дацюк.

Член правления Гильдии НП «ГПУ ВЭД» Юрий Ковалев, участвующий во внешнеэкономической деятельности (ВЭД) в качестве таможенного брокера, дополняет картину: «Главные факторы изменения в бизнесе – это снижение объема международной торговли, повышение конкуренции на нашем рынке и у наших клиентов в их отраслях, приводящие к снижению маржи до минимума. В этом году стабилизация курса рубля и объемов торговли – в том числе ввиду отмены антитурецких санкций – позволили "нащупать дно". В прошлом году шоковые явления были сильнее. Сейчас динамика обнадеживает, – добавляет он. – Конкуренты, не справившиеся с кризисом, ушли с рынка. На рынке труда появились адекватные работники за разумные деньги».

Вопреки mainstream

Один и тот же фактор по-разному влияет не только на разные отрасли, но и на разные компании одной отрасли. Отдельные игроки, благодаря изобретательности менеджеров, ухитряются расти даже в неблагоприятных условиях – более того, шанс на прорыв появляется именно в таких ситуациях, когда можно использовать падение оборотов у конкурентов для собственного роста.

Для рынков строительно-отделочных материалов и товаров для дома (DIY) падение реальных доходов населения стало одним из основных негативных факторов. Этот фактор в 2015 году «опустил» рынок строительно-отделочных материалов на 5%, а в 2016 году, по прогнозам экспертов, падение может составить 8%. Рынок DIY в СЗФО в 2015 году упал на 8%, а в первом полугодии 2016 года падение составило 12%, заметно превысив прогнозы.

В то же время работающая на этих рынках компания СТД «Петрович», как утверждает ее генеральный директор Евгений Мовчан, два последних года стремительно наращивает обороты. «В 2015 году в СЗФО в сегменте DIY мы выросли на 16%, обогнав рынок на 24%, что является уникальным достижением, – без ложной скромности заявляет Евгений Мовчан. – В настоящий момент наши темпы роста в Москве составляют в среднем 26% в месяц, что превысило наш оптимистический прогноз». В 2015 году выручка сети выросла к уровню 2014 года на 19%, достигнув 25 млрд рублей (без НДС), а по итогам 2016 года компания планирует увеличить выручку еще на 20%.

Структура экономики меняется

Итак, от кризисных явлений продолжают выигрывать отрасли, ориентированные на экспорт, – компании сферы IT, а также высокотехнологичные промышленные предприятия, чья востребованная на мировых рынках продукция стала приносить гораздо больше прибыли. В то же время есть отрасли, тоже заинтересованные в сохранении невысокого курса рубля и при этом ориентированные на внутренний рынок, – это сельское хозяйство и «пищевка». Вследствие различного воздействия одних и тех же трендов на разные отрасли происходит постепенное изменение структуры городской экономики: увеличиваются доли растущих отраслей, в первую очередь IT-разработок и «пищевки», а многие из традиционных отраслей – например, машиностроение и грузоперевозки – теряют свои позиции.