Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Хеджирование валютных рисков: ренессанс
Материалы выпуска
Илья Лотвинов: Рынок сейчас играет на нашей стороне Экспертиза Хеджирование валютных рисков: ренессанс Инструменты Игорь Лагуткин: Мы сохранили приоритет общего дела над личными интересами Рынок «Деловые линии» совершили переворот на рынке страхования грузов Инновации Смена эпохи Новости партнеров
Инструменты Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Хеджирование валютных рисков: ренессанс
Несмотря на введенные против России санкции и падение объемов как экспорта, так и импорта, а также на негативный для многих компаний опыт 2014 года, интерес к хеджированию валютных рисков со стороны отечественных предприятий в 2016 году вырос.

По данным Национальной фондовой ассоциации (НФА), среднедневные объемы сделок по валютным деривативам в абсолютном выражении в 2016 г. составили около 4,5 млрд долларов против 3,6 млрд долл в 2015 году. Распределение инструментов хеджирования на российском рынке в 2016 году выглядит следующим образом (десятые доли округлены): валютные форварды 17%, валютные свопы 62%, валютные фьючерсы 19%, валютные опционы 1%. Из них около 33% от общего объема пришлось на сделки, проведенные с участием корпораций и физических лиц. Остальные 67% объемов – сделки, проведенные между банками.

В целом в 2016 году интерес к хеджированию в корпоративном секторе вырос, отмечают в Сбербанке. Причем если ранее интерес проявляли большей частью клиенты-импортеры, в текущем году растет доля клиентов-экспортеров в связи с существенным расширением спектра экспортируемых Россией товаров и услуг. «Количество хеджирующих сделок в Северо-Западном банке Сбербанка в текущем году по сравнению с прошлым годом выросло в 2,5 раза. А рост к 2014 году составил 4,5 раза», - сообщили в банке корреспонденту РБК.

Возвращение к истокам

Инструменты хеджирования валютных рисков предприятий, ведущих внешнеэкономическую деятельность, все больше используются по своему исходному экономическому функционалу – предотвращению потерь при заключении экспортных и импортных сделок ввиду отсрочки платежей/поставок при ВЭД и фиксации цены контракта. Как для экспортеров, так и для импортеров. Учитывая, что с 2013 по 2016 гг. амплитуда колебаний доллара США к рублю составила более 150%, по паре евро-рубль - более 110%, целесообразна заблаговременная фиксация курса будущей конвертации валюты и избавление таким образом от валютного риска.

Спекулятивная составляющая падает, отмечают участники рынка, чему немало поспособствовали потери крупных корпораций, понесенные ими в 2014 году (в частности, корпорации пытались снизить процентные расходы по рублевым займам, конвертируя их через деривативы в валютные займы, где ставка ниже, и потеряли по итогам года в связи с девальвацией рубля от 290 до 340 млрд рублей, по разным оценкам). Вторая причина более грамотного использования инструментов хеджирования – рост финансовой грамотности корпоративных клиентов в силу существенного оттока квалифицированных банковских кадров в корпоративные казначейства, указывает Андрей Сумин, управляющий директор департамента корпоративных продаж инвестиционно-банковских услуг Росбанка.

«Клиенты избегают употреблять слово “спекуляция”, однако спекулятивные черты и сейчас проявляются в их попытках слишком активно управлять хеджирующей позицией, искать благоприятные моменты входа и выхода и в склонности оценивать результаты от сделок хеджирования изолированно от результатов основной деятельности, - отмечает Владимир Черемисин, старший трейдер управления торговых операций КИТ Финанс Брокер. - Отличить сделку хеджирования от спекулятивной сделки, если рассматривать их изолированно от деятельности компании, невозможно, это можно сделать только оценив влияние сделки на профиль риска компании. Соответственно, неверно или неаккуратно проведенная оценка профиля риска компании может привести к тому, что сделка хеджирования на самом деле будет увеличивать валютные риски компании. Деривативы могут использоваться не только с целью изменения профиля риска компании, например, сделка валютный своп часто используется с целью управления ликвидностью в деятельности корпоративных казначейств». «Спекулятивные цели обычно преследуют компании, озадаченные сохранением и приумножением свободных средств акционеров - ведь страшно наблюдать, как обесцениваются замороженные в депозите средства. Таких компаний действительно много и их количество постоянно растет», - комментирует Алексей Теплоухов, директор Дирекции операций на финансовых рынках банка «Санкт-Петербург».

90% на форварды

Выбор инструмента хеджирования определяется не только его направленностью, но и особенностями бизнеса клиента, его финансовыми возможностями, кредитным рейтингом, сроками, объемами и общей ситуацией на рынке. «В зависимости от профиля бизнеса клиенты-импортеры используют в качестве хеджирования форвардные контракты на покупку валюты и опционы типа call; для экспортеров интересны форварды на продажу валюты и опционы типа put», - говорит Сергей Норицин, директор управления глобальных рынков Северо-Западного банка Сбербанка. «Безоговорочное первенство за форвардом. Его доля превышает 90% всех сделок корпоративных клиентов», - акцентирует Алексей Теплоухов, директор дирекции операций на финансовых рынках банка "Санкт-Петербург". «В портфеле банка МБСП распределение таково: 10% - это опционы, 85% - форвардные контракты до одного года, оставшиеся 5% - более длинные форвардные контракты», - подтверждает Константин Рябов, начальник департамента торговых операций и казначейства Банка МБСП.

Преимущества валютного форварда - простота, высокая ликвидность и низкая стоимость, однако заключение форварда обычно предполагает необходимость поддержания баланса гарантийного обеспечения (10-20% от суммы контракта) на требуемом уровне в течение срока форварда, что накладывает требования к ликвидности компании. «Заключая форварды на длинные сроки, компания должна убедиться в возможности исполнять промежуточные маржинальные требования, которые зачастую невозможно спланировать, особенно на высоковолатильном рынке», - указывает Владимир Черемисин. «При продаже форвардных контрактов банки учитывают кредитный рейтинг клиентов, поскольку берут на себя риски. Риск неисполнения контрактов банком должны учитывать и клиенты», - дополняет Сергей Норицин. «Если мы говорим про клиентов с хорошим финансовым положением, имеющих положительный опыт работы с банком, то гарантийное обеспечение может быть использовано в рамках кредитного лимита, установленного банком на этого клиента. В этом случае ничего платить не нужно, клиент ориентируется только на конечный курс по валютной паре», - комментирует Павел Шевцов, директор департамента финансовых рынков банка «Александровский».

Помимо возможной необходимости внесения гарантийного обеспечения заключение форварда без учета особенностей реальной деятельности компании может привести к неприятным последствиям. Предположим, импортер закупает товар за валюту и заключает контракт на продажу со своим клиентом за рубли, хеджируя риски до момента оплаты со стороны клиента валютным форвардом. «При сильном укреплении рубля в течение срока хеджирования клиент импортера может попросить, например, пересмотреть зафиксированную в контракте рублевую цену в сторону понижения. Если рынок конкурентный, то импортер будет вынужден снизить цену, чтобы не потерять клиента, в результате чего убыток по форварду не будет скомпенсирован прибылью от основной деятельности. Если такая ситуация возможна, то импортеру следует осторожно использовать форвард, особенно на длинных сроках, или переключиться на инструменты с несимметричными выплатами (опционы)», - указывают в КИТ Финанс Брокер.

Многие банки, помимо возможности заключать сделки без обеспечения в рамках стандартных инструментов, предоставляют своим клиентам ряд других опций: возможность хеджироваться без открытия счетов, возможность в любой момент зафиксировать прибыль, возможность пролонгировать сделку частично или полностью.

Тем не менее простые инструменты все чаще заменяются структурными решениями, сочетающими одновременно несколько инструментов. «Применение, например, опционных стратегий позволяет вместо точечной цены в будущем определить коридор хеджирования, что существенно снизит стоимость хеджа, и даже может сделать его бесплатным для покупателя. А форвард на покупку валюты с частичным хеджированием по цене может быть более привлекательным», - комментирует Сергей Норицин.

«Для компании имеет смысл начинать хеджирование от сумм в 100 тыс. долл США/евро. На этом уровне сложилась рыночная практика минимального размера сделок хеджирования», - считает Андрей Сумин, управляющий директор департамента корпоративных продаж инвестиционно-банковских услуг Росбанка. Константин Рябов, начальник департамента торговых операций и казначейства Банка МБСП, отмечает, что клиенты обращаются за срочными контрактами для сделок от 50 тысяч долларов. «Если в компании принимается решение не рисковать на валютных курсах, то целесообразно хеджировать каждый контракт, каков бы ни был его объем. Благо в интернет-банке Банка "Санкт-Петербург" можно зафиксировать курс на будущее на любую сумму от $1», - заканчивает дискуссию о пороговых суммах Алексей Теплоухов.

Стоимость услуг хеджирования в 2016 году снизилась по следующим причинам: стабилизация валютного курса и снижение процентных ставок, а также рост конкуренции среди банков-поставщиков продуктов и услуг по хеджированию. Вилка стоимости, по данным руководителя аналитического отдела инвесткомпании QBF Мадины Абаевой, может варьироваться в среднем от 5 до 15%. «Экономика форварда напрямую зависит от уровня процентных ставок в участвующих в сделке валютах. Например, для пары доллар-рубль стоимость сделки сейчас около 8-9% годовых, а для юань-рубль - вокруг 5-6% годовых. Цена опциона определяется ожиданиями динамики курсов, свою роль здесь играют и тренды, и волатильность. В то же время опцион - инструмент легко настраиваемый, и его цена может начинаться с 0, а может достигать нескольких рублей за доллар - всё зависит от желания клиента. Стратегии в этом плане еще более гибки - цена будет на том уровне, который захочет клиент», - уточняет Алексей Теплоухов.

Илья Лотвинов, заместитель председателя правления банка «Александровский»:

Все помнят времена, когда евро стоил 40-45 рублей. И насколько потом стремительно и непрогнозируемо изменились курсы. Крупнейшие российские компании понесли колоссальные потери, которые без труда можно увидеть в их годовой отчетности. Небольшие компании были поставлены на грань выживания, кто-то просто разорился. А все лишь потому, что 50 рублей за евро казались многим абсолютно несбыточными и абсурдными.
После сильных колебаний валюты 2014-2015 годов необходимость хеджирования курсовых рисков стала очевидной, и клиентский поток по валютному хеджированию существенно вырос. При этом объем хеджирования, нефти и нефтепродуктов в долларовом выражении, разумеется, снизился в силу сильного падения цен на нефть.
Радует тот факт, что у клиентов растет понимание в необходимости страхования рисков, хотя зачастую отсутствует понимание способов и инструментов хеджирования. В этом случае мы даем консультации, результатом которых является кастомизированный продукт под запрос конкретного клиента.