Активы в стрессе: покупать или нет?
Материалы выпуска
Петербург перед взрывом – в наукоемких отраслях Инновации Леонид Вайсберг: «Новая экономика основана на интеллектуальной ренте» Инновации «Телеком перешел от продажи услуг к продаже решений» Экспертиза Нет производства - нет инноваций Инновации Колыбель эволюции: эксперты обозначили роль Петербурга в мировом научно-техническом прогрессе Экспертиза На одного выпускника российского IT-вуза претендуют семь работодателей Экспертиза Смотрите, кто пришел! Решения Каждой вещи – свой интернет, или До чего именно дойдет прогресс Экспертиза «Клиенты ищут не абстрактные инновации, а решения, которые помогут им сократить расходы и повысить продажи» Решения Что наша жизнь? Прогресс! Инструменты Активы в стрессе: покупать или нет? Экспертиза
Экспертиза Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Активы в стрессе: покупать или нет?
Управляющий партнер Adastra Management Артем Гудченко рассказывает о главных правилах инвестирования «в специальных ситуациях»
Фото: Adastra Management

Резкое изменение ситуации в российской экономике из-за девальвации рубля, режима санкций и заметного сокращения платежеспособного спроса существенно увеличили объем стрессовых активов на рынке. О перспективах инвестирования в подобные активы в интервью РБК+ рассказал Артем Гудченко, управляющий партнер компании Adastra Management, которая специализируется на антикризисном менеджменте.

– Какие типы активов сегодня в первую очередь оказались в разряде «стрессовых»? Насколько велик интерес к таким активам со стороны инвесторов?

– Вне зависимости от текущего состояния бизнеса в категорию стрессовых активов (часто сами того не осознавая) попали целые отрасли и сегменты рынка. Скажем так: если ваш бизнес в отсутствие достаточного собственного капитала банки отнесли в разряд рискованных отраслей, у вас неизбежно начнутся проблемы. Доступ к инвестиционному капиталу в России крайне ограничен, понятных инструментов оперативного замещения банковских кредитов нет. К тому же почти все ваши поставщики и покупатели оказались в аналогичной ситуации. Как тут избежать стресса?

Многие склонны воспринимать инвестиции в стрессовые активы как легкий способ приумножить капитал. Среди инвесторов даже появился отдельный термин – «специальные ситуации». Помните высказывание Джона Рокфеллера, который говорил: «Когда на улицах льется кровь, покупай»? Сейчас эта формула выглядит весьма заманчивой для многих российских и иностранных инвесторов.

– Почему тогда мы не видим бума инвестиционных сделок?

– Дьявол, как всегда, в деталях. Первая причина – отсутствие системного рынка покупателей. Оставшиеся в живых фонды с иностранным капиталом и открытыми лимитами на покупку активов в России, как правило, сторонятся стрессовых активов – им нужны прозрачные сделки. Капитал российских фондов весьма небольшой, а их количество ограничено двумя десятками небольших по составу команд, которым просто не под силу справиться с анализом и отбором потока потенциальных проектов. К тому же сказывается отсутствие прямого опыта работы с проблемными активами. В результате они активно смотрят по сторонам, но почти ничего не покупают.

Вторая причина – проблема нерешительного продавца. В подавляющем большинстве случаев стрессовый актив – это бизнес, который продается по причине давления со стороны кредиторов. В такой ситуации позиция собственника уходит на второй план (причем совершенно не важно, находятся его доли или акции в залоге либо нет). Кредиторы – они и есть реальные продавцы стрессовых активов.

Ключевые игроки здесь – банки, а для них проблемные активы означают неизбежные резервы, угнетающие собственный капитал. Большинство российских банков не имеет системы эффективных решений при работе с такими активами, включая адекватную оценку и реализацию прав требования на открытом рынке. Это объясняет, почему многие активы «болтаются» на балансе банков фактически до полного разрушения бизнеса и утраты большей части его стоимости.

Наконец, третья и основная причина – фактор времени. Инвестиции в стрессовый актив – это блиц-партия. Обычно покупатель хочет все проверить и подтвердить до принятия финального решения; на полноценный due diligence по многим проектам уходит не один месяц. Но в работе со стрессовыми активами такого запаса времени в большинстве случаев просто нет. Кроме того, переговоры с акционерами и кредиторами часто проходят на фоне уже сложившегося конфликта сторон, что только затрудняет коммуникацию и не добавляет доверия. Операционные показатели бизнеса стремительно падают, ключевой персонал разбегается, множится пул исков от кредиторов, нависает перспектива процедуры банкротства. И вот уже юридические консультанты покупателя начинают говорить о рисках оспаривания сделок… На самом деле обычно никто к этому не готов – начинается массовая истерия, проблемы растут, как снежный ком. Акционеры из всех сил пытаются сохранить хотя бы видимость работы, и на полноценную подготовку сделки просто нет внутренних ресурсов. В таких случаях разумно привлечь профессиональных консультантов, которые смогут оперативно подготовить финансовую модель и презентацию бизнес-плана компании, а также убедить ключевых кредиторов набраться терпения.

– Как тогда происходит отбор проектов для инвестиций в стрессовые активы и оценка их стоимости?

– Правила отбора проектов при работе со стрессовыми активами мало чем отличаются от стандартного инвестиционного анализа. Однако есть свои небольшие отличия.

Во-первых, при оценке рисков приходится уделить особое внимание рискам банкротства компании и возникающих в свете этого последствий. Без качественной экспертизы в этой сфере о работе со стрессовыми активами лучше забыть. И не стоит уповать на стандартных корпоративных юристов даже высокого уровня: практических навыков управления процедурой у них никогда не будет. Банкротство – очень специфическая область права, и для формирования достоверного прогноза необходимо владение актуальной практикой в этой сфере. Мы, например, во всех проектах пользуемся услугами компании LEGAL2BUSINESS.

Во-вторых, рассчитывая модель, полезно принять за основу самый консервативный из всех возможных сценариев. Нельзя быть оптимистом при определении сроков появления ощутимого эффекта от программы финансового оздоровления. Как отнесется к новому собственнику персонал? Как быстро можно восстановить утраченную долю рынка и регулярное снабжение на прежних условиях? Иными словами – планируя лучшее, нужно всегда готовиться к худшему.

И главное – не заходить в проект, если не удалось однозначно идентифицировать и объяснить себе истинную причину кризиса в конкретной компании. Нельзя доверять словам акционеров или кредиторов. Возможно, есть более убедительные аргументы, и в этот бизнес действительно не стоит инвестировать деньги.

– Каковы основные стратегии «входа» и «выхода» при инвестировании в стрессовые активы?

– Обычно инвестор заходит в проект в расчете либо на продажу «стратегу», либо через IPO. Реже в качестве стратегии рассматривают выход через обратную продажу менеджменту.

Однако при работе с проблемными активами классические стратегии могут не сработать – инвестор должен быть готов к любым поворотам событий. В таком случае наличие бонуса по цене на входе – отличный шанс не потерять деньги. Кроме того, стоит подсчитать возможный доход от актива при отсутствии возможности его быстро продать.

– Давайте резюмируем: какие основные правила нужно соблюдать для успешной работы на рынке инвестиций в стрессовые активы?

– Есть несколько простых правил. Во-первых, быстрые деньги – всегда лучший выход. Не пренебрегайте возможностью зафиксировать прибыль проекта на любой, даже самой ранней стадии. Во-вторых, разделите риски с кредиторами. Помните: они уже в проекте, а вы – нет. Используйте это преимущество в переговорах. И даже в том случае, если придется поделиться «космической» будущей прибылью, разделите участие в финансировании проекта с текущими основными кредиторами. В-третьих, зарабатывайте на входе, а не на выходе. Кривую доходность/риск никто не отменял. А значит, будущее развитие проекта может внести существенные коррективы в ваши первоначальные расчеты.