Российским ЦБК придется искать новые ниши
Материалы выпуска
Российским ЦБК придется искать новые ниши Рынок Глава «Карелия Палп»: Рынок для нашей продукции все равно останется Инструменты Оппоненты в одной лодке: продолжение конфликта между бумажной промышленностью и издательским бизнесом углубит кризис в обеих отраслях Решения
Рынок Санкт-Петербург и область,
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Российским ЦБК придется искать новые ниши
Вывод российской целлюлозно-бумажной отрасли из кризиса потребует масштабной технологической модернизации и поиска новых перспективных ниш на рынке.
Фото: «Карелия Палп»

За последние три года два крупных предприятия российской целлюлозно-бумажной промышленности вступили в процедуру банкротства. В середине января 2013 года акционеры Кондопожского ЦБК направили обращение в Арбитражный суд Карелии о признании предприятия банкротом. А в январе 2016 года заявление о своей несостоятельности подал второй по объему производства игрок бумажного рынка — ЦБК «Волга». С одной стороны, российские производители стали жертвами мирового системного кризиса целлюлозно-бумажной отрасли. По подсчетам аналитиков портала lesonline.ru, сделанным на основе данных ФТС, только за 2015 год экспортные цены на газетную бумагу в страны дальнего зарубежья упали почти на 16%. С другой стороны, мировой кризис лишь частично объясняет проблемы российских ЦБК.

С севера — на юг

Участники рынка называют несколько причин тяжелой ситуации, сложившейся в отрасли. Одна из главных, как считает генеральный директор «Карелия палп» (главный заказчик и основной кредитор Кондопожского ЦБК) Павел Калугин — высокая энергоемкость производства в России. В условиях постоянного роста цен на электроэнергию это снижает и без того невысокую рентабельность бизнеса производителей бумаги. «В Финляндии, например, сейчас проходит модернизация ЦБК, которая обеспечит экономию до 40%, — рассказывает П. Калугин, — В Канаде и США есть машины старее тех, что используют российские ЦБК, но они лучше наших по энергоемкости, а в России за последние 10 лет модернизаций практически не было».

Технологические проблемы отечественных ЦБК усугубляются постепенным изменением конъюнктуры на мировых рынках бумажной продукции. Проблемы в российском бумпроме — результат системного кризиса целлюлозно-бумажной промышленности во многих странах, -утверждает советник Аналитического центра при Правительстве РФ Алексей Григорьев в специальном докладе о стратегии развития российской целлюлозно-бумажной отрасли.

«Период экстенсивного развития «северной» целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП) кончился», — заключает эксперт, говоря о постепенном переносе «центра тяжести» мирового производства бумаги в страны Латинской Америки. По данным Аналитического центра, только за последние несколько лет в Северной Америке и Северной Европе закрылись десятки предприятий ЦБП. Характерно, что крупнейшие скандинавские лесопромышленные компании StoraEnso и UPM-Kymmene закрывали заводы в Финляндии и Швеции, создавая новые производства в Латинской Америке.

«На мировом рынке наблюдается перепроизводство бумаги, — комментирует ситуацию вице-президент компании UPM по продажам бумаги в России Рауно Ниемела. — Ведущие производители, в том числе UPM, сокращают производственные мощности. Так, на прошлой неделе UPM объявила о закрытии очередного завода в США». При этом только в Бразилии, по экспертным данным, в период с 1990 по 2010 год производство целлюлозы выросло с 4,4 до 14,1 млн. тонн в год.

Антибумажная революция

К тому же, падает спрос на основную продукцию российских ЦБК — газетную бумагу. «Сокращение спроса на полиграфическую бумагу связано, прежде всего, со снижением рекламных доходов печатных изданий, — объясняет Рауно Ниемела. — Падают тиражи, сокращается полосность изданий».

Аналогичную оценку ситуации дал Павел Калугин. «Причины кризиса на бумажном рынке просты — это укрепление электронных медиа, и уменьшение тиражей газет, — говорит глава «Карелия палп». — В мире темпы падения достигали 30% в год, в России этот процесс идет медленнее — порядка 4-5% в год, но сокращение все равно заметно».

Оценки участников рынка косвенно подтверждаются цифрами. По данным Ассоциации коммуникационных агентств России (АКАР), за 2015 год объем рекламного рынка только в Петербурге сократился в среднем на 14%. При этом в сегменте печатных СМИ падение было самым значительным — 32%.

Таким образом, цифровая революция подорвала позиции производителей бумаги по всему миру, не исключая и России. По данным РАО «Бумпром», в 2015 году объем экспорта газетной бумаги из России, вследствие падения спроса на мировом рынке, в натуральном выражении снизился на 7%. В результате объем производства бумаги в стране по итогам 2015 года снизился на 2%.

Конфликт интересов

Падение экспорта (на который приходится от 60 до 80% объема производства отечественных ЦБК) сопровождалось ростом цен на внутреннем рынке. Это привело к острому конфликту производителей с крупными медиахолдингами — покупателями порядка 70% потребляемой внутри России газетной бумаги.

Цены на бумагу в России стали расти с начала 2015 года. Через некоторое время руководители различных СМИ и полиграфий заговорили о предстоящем коллапсе в отрасли. В конфликт были вовлечены представители государства. В мае 2015 года в Минпромторге прошло специальное заседание рабочей группы, на котором три из четырех крупнейших в стране производителей газетной бумаги — «Волга», «Кондопога», «Соликамскбумпром» — обязались не допускать в 2015 году повышения цен более заметного, чем темп инфляции.

Инфляция в 2015 году, по данным Росстата, составила 12,9%. Однако оценки изменения стоимости газетной бумаги за этот же период дают существенный разброс. Большинство участников рынка СМИ склоняются к тому, что рост цен на бумагу составил от 13 до 22%.

«Наши ЦБК ведут себя несколько не по-партнерски, выстраивая свою политику продаж–фактически, они ведут себя как монополисты, — комментирует рост цен коммерческий директор типографского комплекса «Девиз» (Metro, «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Петербургский дневник») Илья Имамназаров. — Особенно если учесть, что в себестоимости газетного полиграфического продукта на долю бумаги приходится от 65 до 90%».

Аналогичные оценки высказывают и другие участники медиа-рынка. Однако ФАС в ходе почти годового мониторинга отпускных цен на печатную бумагу пришла к иным выводам. В отчете ведомства, который был представлен в конце января 2016 года, говорится, что средний рост цен на бумагу в период с января 2014 по третий квартал 2015 года не превысил 5,32%.

Такое повышение отпускной цены не покрывает издержек производителей бумаги, говорит Павел Калугин. «Вся газетная бумага в России изготавливается на иностранных машинах, так что 60% материалов и запчастей для них приобретается за рубежом, — объясняет он. — Кроме того, затраты на электроэнергию составляют более половины себестоимости продукции, и тариф постоянно индексируется государством. Типографии хотят решить свои коммерческие задачи за наш счет».

Не согласен глава «Карелия палп» и с тем, что на бумагу приходится столь значительная доля издержек производителей полиграфической продукции. «Если взять стоимость типографских расходов, то бумага там занимает не второе и даже не третье место, — говорит П.Калугин. — Главные статьи расходов — это заработная плата, оборудование, электроэнергия и только потом — бумага. Просто им больше не у кого требовать скидок — не к энергетикам же идти за скидками?»

Стратегическое расширение

Тем не менее в спор вокруг цен на газетную бумагу все больше вовлекается государство. В качестве одной из мер по сдерживанию роста цен чиновники рассматривает введение экспортных пошлин в размере 5%. Однако эффективность такого шага вызывает сомнение, говорит Рауно Ниемела. «Наш опыт работы на международных рынках доказывает, что свободный рынок — лучший регулятор спроса, предложения и, соответственно, цен, — отмечает он. — На тех рынках, где государство вмешивается в ценообразование, не происходит модернизации производства и внедрения инноваций».

«При среднем отраслевом показателе уровня доходности компаний, производящих газетную бумагу, от 4 до 6%, производители бумаги будут работать без прибыли или в убыток, — соглашается с коллегой Павел Калугин. — Такой исход событий заставит их перепрофилировать производства, осваивая другие бизнес-сегменты, и тем самым создавать дефицит газетной бумаги на российском рынке».

Впрочем, как считают эксперты, осваивать другие бизнес-сегменты отечественным ЦБК все равно придется. Если грамотно учитывать изменения рыночной конъюнктуры, то делать ставку на газетную бумагу было бы стратегически опасно. Характерно, что в мировой ЦБП — все больше примеров выхода производителей бумаги в новые ниши. Так, шведская SCA освоила выпуск санитарно-гигиенических изделий и упаковки, что и стало главной стратегической линией дальнейшего развития компании. Не исключают освоения новых ниш и российские производители бумаги.

«В обозримом будущем обновленный бизнес, безусловно, будет построен и на Кондопожском ЦБК, — делится своим видением Павел Калугин. — Однако, это будет возможно только тогда, когда комбинат очистится от долгов и у него появится новый собственник».